Горячие новости

• Записей не найдено
Тихонов1

С «его» трибуны принимали парады

ТихоновБежит время, меняются приоритеты. Уходят в прошлое некогда любимые праздники, календарь полнится новыми значимыми датами, но неизменной остается традиция — украшать трибуну для руководства города и почетных гостей, с которой в дни торжеств они принимают парады, чествуют прославленные коллективы и выдающихся граждан Армавира. Среди тех, кто в первое послевоенное время участвовал в оформлении трибуны у памятника В.И. Ленину на центральной городской площади, был Александр Васильевич Тихонов.
Между тем, армавирцем он стал… по велению любви. С группой сверстников Саша ехал поступать в военное училище через Краснодар и задержался здесь на несколько дней. В это время в краевую столицу на учительскую конференцию приехала делегация начинающих педагогов со всего края. Молодой пограничник Александр встретился с юной учительницей Ниной в разгар яркой, цветущей весны 1941 г. Встреча оказалась судьбоносной и связала их на 47 лет супружеской жизни. После войны Армавир стал родным домом для Тихонова.
Вообще Александр — человек удивительной судьбы. Уроженец Астрахани, сын рабочего судоремонтного завода, он с детства увлекался рисованием. Окончив семилетку, парень поступил в училище на специальность «художник-оформитель». В 17 лет по комсомольской путевке уехал на стройки Дальнего Востока. Был романтиком, мечтал о дальних странствиях.
Но судьба распорядилась иначе. В отряде рабочих-добровольцев Саша сражался с японцами, вторгшимися на советскую территорию в районе озера Хасан. В одной из штыковых атак получил ранение. Когда рана зажила, Саша был призван в Красную Армию, попал в пограничные войска на Сахалин. Граница с японским Южным Сахалином проходила по мелкой речушке, и пограничникам приходилось быть все время начеку. Но и в этих условиях Саша каждую свободную минуту брался за карандаш или краски. За хорошие показатели в боевой и политической подготовке пограничник Александр Тихонов с группой товарищей был направлен в Высшее военное училище НКВД им. Кирова в Орджоникидзе.
К лету 1942 г. курсанты прошли ускоренный курс обучения и молодыми лейтенантами приняли первый бой, защищая подступы к городу. Затем был Эльхотовский перевал, где немцев удалось остановить. Воинское подразделение, в котором служил Александр, с боями прошло от Кавказа до Кенигсберга. Он участвовал в освобождении Кубани, Украины, был разведчиком особого истребительного батальона Орджоникидзевской дивизии НКВД, затем Сухумской.
Александр был несколько раз ранен, но возвращался в строй. В январе 1945 г. при штурме Кенигсберга он был ранен в ногу — пришлось ампутировать правую голень до колена. После излечения в госпитале в июне 1945 г. А. Тихонов прибыл навсегда в Армавир. Здесь ждали его с фронта две Нины — жена и маленькая дочь. Когда Александр уезжал на фронт, молодые супруги договорились: если родится сын — Нина назовет его Сашей, если дочь — то Ниной, как себя. В 1949 г. у Тихоновых родилась вторая дочь — она и стала Сашей благодаря «универсальному» имени отца.
– В послевоенном Армавире папа, наконец, состоялся как художник, — вспоминает его дочь Н.А. Крынина. — Работал в художественном фонде, Доме офицеров, располагавшемся тогда в здании нынешнего суда, в промторге. Время было трудное, голодное. Жили на съемной квартире, дочки еще маленькие. Чтобы прокормить семью, папе приходилось браться за халтурку. Тогда были очень популярны настенные ковры — рисунки на ткани или плотной бумаге, выполненные красками. Все, наверное, помнят их по фильму Л. Гайдая «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», где герой Г. Вицина приглашает покупателей на базаре: «Налетай, не скупись, покупай живопись!».
Сюжеты папа обычно брал из классики. Напишет такой ковер и — на продажу. Он уходил влет, приезжавшие в город станичники разбирали эти «изделия» очень охотно. Тут же на вырученные деньги покупалась банка кукурузы, а мы в этот вечер были с кашей. Папа старался подрабатывать где только можно.
Многие годы — с 1948-го по 70-е — по его эскизам оформлялась трибуна на главной площади города к 1 Мая и 7 Ноября для праздничных демонстраций. У нас дома постоянно находились подрамники, стенды, полотнища, на которых папа писал лозунги «Вперед, к победе коммунизма!», «Да здравствует коммунистическая партия!» и другие, соответствовавшие тому времени призывы. Мы, дети, помогали растягивать этот красный кумач на длину обеих комнат.
Запомнилось, как он принес первую зарплату за оформленную к празднику трибуну.
– Принимай, теща! — гордо провозгласил Александр Васильевич и высыпал целый ворох денег, который занял весь стол. Бабушка ахнула. А ворох потому вышел огромным, что продолжали хождение денежные купюры больших размеров, было это как раз после денежной реформы 1947 г.
Тогда, после войны, в городе было мало профессиональных художников. Приходилось выполнять самые разные задания. Среди отцовских работ были изображения Сталина и членов политбюро, иконы для церквей, декорации для драмтеатра, эскизы к пьесам… Папа подсмеивался над собой: «Уж и не знаю, кто я — грешник или святой, пишу и портреты вождей, и лики на иконах».
На сохранившейся фотографии Александр Тихонов запечатлен со своим другом журналистом Н.М. Малышевым и маленькими дочерьми Ниной и Сашей как раз напротив трибуны, оформленной по его эскизам. Как же удивительно расставляет все по местам время: фото из семейного альбома, а имеет ценность исторического достояния для целого города. 34-я годовщина Великой Октябрьской революции, 1951 год, более полувека назад, прошлое тысячелетие. Люди, традиции, формальности, жанры, приметы эпохи. И это все — в одной фотографии…

Похожие новости

Прокомментировать

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

© ООО Редакция газеты «Армавирский собеседник». При использовании материалов обязательна активная гиперссылка на сайт «Новости Армавира». Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.