65.6
72.62
Погода в Армавире:
облачно +21
утро +31
день +34
04 : 24
24 августа, 2019
Высота милосердия: армавирская монахиня строит храм на Стрижибкиной горе

Высота милосердия: армавирская монахиня строит храм на Стрижибкиной горе

На Стрижибкиной горе уже третий год живет монахиня. Здесь, на высоте, её держит вера.

  • Пути Господни неисповедимы, так же, как и дорога к мемориалу «Фортштадт». Так что попасть в гости к инокине Агапии – дело не простое. Нет, она всегда искренне рада посетителям. А вот путь к её келье после дождя, смытый водой, превращается в грязное месиво. Машина доезжает лишь до половины дороги – дальше своим ходом. Чтобы не увязнуть по колено в каше из земли и глины, мы решаем скоротать путь через лесную рощу. Спасли резиновые сапоги, надетые по совету Агапии. А ведь такой марш-бросок – от Фортштадта до Старой Станицы — 72-летняя монахиня совершает ежедневно: церковные дела и прочие хлопоты.
    — Приветствую вас, добрались с Богом, – встречает нас Агапия у калитки мемориала «Фортштадт» и сразу проводит небольшую экскурсию по территории. Режиссер по образованию, в прошлом – директор Дома культуры, а ныне священнослужитель по призванию, она с особой любовью рассказывает о месте, которое вот уже три года как стало её домом. Здесь, в часовне имени Александра Невского, отремонтированной пару лет назад одним из прихожан, она молится за всех, кто помогает строить ей Божий дом. Рядом небольшая хатка – келья под охраной двух четвероногих Барбосов и кошки Мурки. Внутри самый скромный быт: прямо – холодная кухонька-коридор, она же – дровник, направо – теплая комнатка с самодельной дровяной печью у кровати. Здесь с трудом развернутся три человека, но за небольшим столом посредине места хватает всем. За беседой с чаем с вишневым вареньем и угощеньем – кабачковой икрой монахиня скромно отвечает на вопросы журналистов, говоря: «Зачем вам я, давайте лучше о людях добрых вам расскажу». В окружении многочисленных икон своей кельи Агапия рассказывает о себе и своём пути к монашеству. Надо сказать, он был наполнен скорбями, потерями близких, болезнями, тяжелыми заботами.

  • — Что заставило вас здесь поселиться?
    — Как-то приехала сюда на субботник с отцом Геннадием и увидела, что комплекс недостроенный и никого нет. Тогда отец Геннадий говорит, что вдруг здесь монастырь женский построят. И все время стала думать об этом месте. Как-то решилась отпроситься у отца Геннадия уйти на Фортштадт – он меня не отпустил. Я прислуживала до этого в храме на Биофабрике, посёлок «Восход». Так прошло два года. Однажды во время паломничества в Тимашевске у меня случился первый инфаркт: лежу и думаю, что все, умираю. А передо мной иконочка «Спас нерукотворный». В тот момент я попросила у Господа дать мне еще немного пожить, пообещала, что тогда пойду жить на Фортштадт и по мере сил обихаживать часовню. И мне стало лучше, через несколько дней поехала в часовенку на Фортштадте, был январь и жуткий холод. Я там убиралась: замерзну — еду домой отогреваться и снова обратно. Все время тянуло обратно в часовню к мемориалу, сердце словно говорило «не уходи».
    — Как на это отреагировали ваши близкие, ведь тогда вы ещё не были монахиней?
    — Муж выслушал и всё понял. Приехала сюда и стала в часовне на паласике спать, жить тут постоянно. Тогда уже было тепло, а летом люди помогли сюда диванчик довезти. Потом думаю: надо же мне построить келью. Откладывала с пенсии и строила понемногу. Добрые люди помогли фундамент возвести. Я за них по сей день молюсь. Всё с Божьей помощью. Зимой, когда сильно холодно было, тут еще печки не было, я домой уезжала на пару дней.
    — Добрых людей было много?
    — Однажды пришёл мужчина по имени Михаил и сказал, что будет мне помогать. Привез кирпичи, помог часовню привести в порядок, а после иконы для часовенки привез. Господь потом посылал мне еще помощников. Две девушки – Марина и Ирина – из здешних посетителей вызвались убираться на территории. А потом еще в подарок на прощание привезли мне новый холодильник и пожертвовали на отопление в келье. Добрые люди мне воду сюда бесплатно приво-зят, иногда дрова для печки. Спасибо им сердечное. Владыка приезжал, помогал по моим просьбам. Благослови, Господи!
    В этом году с Божьей помощью поставили окна и двери на первом этаже храма, там, где кельи. Очень я за это переживала. Теперь вот думаю, что на храме арки кирпичом надо выложить. Это все в планах.
    — Ваш путь в монашество…
    — Когда я начала здесь жить, у меня случился второй инфаркт. Я же ночами не спала: помолюсь, и сна нет, а в голове еще список дел, что там плиточку прикрепить надо, там кирпичик положить и всякое такое. Опять упала, очнулась, рядом со мной на коленях девочка-прихожанка плачет. Я при ней перед иконами тогда пообещала Господу, что приму монашество, если он даст мне еще пожить, ведь храм строить надо, за людей буду молиться. Отец Антоний постриг меня в монахини. Два года уже я инокиня Агапия.
    — И всё же расскажите немного о себе…
    — Инокиня Агапия, в миру – Вишневская Любовь Александровна. Я родилась в Новокубанске почти 72 года назад. Родилась очень больная, очень маленькая. Меня бабушка покрестила тайно, нельзя же было, да и отец был коммунистом, сотрудником НКВД. После крестин батюшка сказал бабушке, что если после этого ребенок пойдет – жить будет. Детство было нелёгкое: отец выпивал и семье от него доставалось. Мама часто плакала. Приходилось часто убегать из дома. Но это уже в прошлом. Когда мне было семь лет, отец умер. Бабушка нам помогала. Она верующая и очень добрая была: не боялась в то время о Боге рассказывать тем, кто в гости приходил. А я росла очень слабенькой. Очень бедно жили. Одноклассники подтрунивали надо мной из-за худой одежды.

  • После института я работала директором Дома культуры. С первым мужем жизни не вышло, но родила от него мальчика. Сейчас сыну уже 50 лет. Звонит, навещает, и внуки тоже. Со вторым мужем прожила 40 лет. Но все наши дети с ним умерли: сначала две девочки-двойняшки родились мертвыми, а потом у нас был Серёженька. Он инвалид детства, лежачий был. Сутками возле него сидела, ухаживала за родной кровиночкой. 21 год назад Серёженьки не стало. Это он меня заставил в церковь ходить. Его первые слова в 3 года были не «мама», а «Господи, это тайна». Мы тогда очень удивились, почему он именно это говорит и твердил очень часто эти слова потом.
    — О чем мечтаете сейчас?
    — Хочу увидеть здесь на Фортштадте красивый храм.
    Агапия – особенный человек, мысли о которой не отпускают еще долгое время. Она твердит, что на всё воля Божья, и тихо несет свой жизненный крест.
    Помочь может каждый, не обязательно деньгами: необходимы стройматериалы, рабочие руки и просто душевные люди, готовые оказаться на высоте милосердия.

    Для справки
    Строительство мемориального комплекса «Фортштадт» началось с креста. 17 сентября 1994 года на вершине Стрижибкиной горы в честь 300-летия Кубанского казачьего войска и 200-летия с момента основания крепости Прочный Окоп был установлен пятнадцатиметровый Поклонный крест (изначально окрашенный в серый цвет, а спустя время обшит нержавеющей сталью золотистого цвета). Это была инициатива старшины Кубанского казачьего войска А.П. Иванова. Затем к делу подключилась архитектор Н.Г. Самбурова. Вместе они приступили к возведению часовни имени Александра Невского. Строили, как говорится, всем миром, в основном на народные пожертвования.
    По замыслу архитектора Н.Г. Самбуровой там должен быть целый комплекс с двумя церквями, музеем и памятником Александру Невскому. Проект предрекал восстановление крепости Прочный Окоп, строительство дорог в округе, в том числе подвесной дороги. К сожалению, за 25 лет мемориал так и не достроили.
    Памятник изредка привлекает мелких спонсоров и часто священнослужителей, которые селятся здесь.

Поделиться в социальных сетях:
×

Напишите нам

Вы также можете предложить новость в WhatsApp: