65.6
72.62
Погода в Армавире:
облачно с прояснениями +24
ночь +21
утро +28
20 : 32
25 августа, 2019
Армавирский врач о профессиональном "крещении" на войне: задача спасти и остаться живым

Армавирский врач о профессиональном "крещении" на войне: задача спасти и остаться живым

Что значит быть медиком на войне, как убить свой страх в непредвиденной ситуации и собрать в кулак  все свои навыки, чтобы спасти человека — об этом «Армавирский собеседник» побеседовал с врачом-хирургом, который прошел профессиональное «крещение» во вторую чеченскую кампанию.

  • Игорь Годунов, сосудистый хирург Армавирской городской больницы, спасает человеческие жизни уже почти 20 лет. Несколько часов в сутки он проводит у операционного стола, действуя как настоящий ювелир. Ведь медицина ошибок не прощает. Он говорит, что не ведет счет операциям, подчеркивая, что не сентиментальный. А это — просто штатная работа. В народном рейтинге Годунов один из первых. Среди пациентов отмечен как «врач от Бога».

     

    Щедрый на медицинские знания и скупой на рассказ о себе, высокий мужчина в белом халате стеснительно отвечает на вопросы журналистов. Как и многие военные, побывавшие в «горячих точках», он не любит рассказывать о том, что там было.

    — Была война. Было всякое… Разные ребята были: были и с психическими отклонениями, и те, у кого психика пошатнулась уже на срочке в Чечне. Много чего было…Хотя на тот момент активных боевых действий не было, а так… стреляли…

    Две чеченские кампании – трагедия, которая отзывается болью в сердцах миллионов россиян. В этой «мясорубке» гибли совсем юные ребята-солдаты, среди них и врачи, работавшие в жестких условиях с минимальным набором «аптечки». Для большинства начинающих медиков чеченская война стала настоящим испытанием на профпригодность.

    Молодой специалист Игорь Годунов, только окончивший Кубанскую государственную медицинскую академию, в свои 26 лет был заброшен в город Шали, Чечня (в 36 километрах к юго-востоку от Грозного). Там два года ему было суждено проходить срочную службу.

    — Я пришел в военкомат и сказал: пошлите меня туда, где можно поработать. Я думал, что меня отправят в госпиталь, как обещали, а в итоге отправили в Шали. Был призван на срочную службу врачом медицинского пункта артиллерийского полка, – делится Игорь Владимирович. – По молодости все это легко воспринималось. Я туда попал, как Алиса в «Страну чудес», а когда домой возвращался, будто в другой мир попал…

    Был 2002 год, разгар контртеррористической операции на Северном Кавказе. Активные боевые действия в Шали уже поутихли, но диверсионные вылазки боевиков часто наносили потери силовикам. К тому же внутри Шали оставалось довольно много сочувствующих бандитам.

     

    — У нас был закрытый гарнизон, без выхода в город. Рядом стоял мотопехотный полк, потом к нам присоединили медбат. Это был медицинский пункт полка. Поначалу у нас максимум, что можно было – перевязки солдат, оказание первой медпомощи. Периодически случались какие-то эксцессы, обстрелы со стороны боевиков. Оказывали первую медицинскую помощь и эвакуировали на «вертушках». Чаще перевозили «груз 300» – транспортировка раненого солдата, «200-х» (мертвых) мало было. Тогда уже все поутихло. Наша задача в тот момент была одна – сохранить бойцам жизнь. Мы надеялись на более широкие возможности госпиталей и делали все, чтобы раненые до них дожили, – вспоминает хирург Годунов.

    В Чечне молодой врач Годунов прошел настоящее профессиональное «крещение», учась на ошибках своих и чужих.

     

    — С приездом медицинского батальона была развернута операционная и прочее, где объединились медики всех полков. Мы собирались вместе и оказывали посильную помощь. Запомнилось несколько случаев: был очень крупный мужчина с пулевым ранением в таз. У него был ужасный отек, гематома. Вот тогда мы не знали, что делать. Мы вызвали вертолет и отправили его в госпиталь. А еще солдат, раненный в живот, был. Мы сидели в операционной после лапаротомии (разрез брюшной стенки) и книжки открывали, думали, что делать дальше с ним, всем медицинским батальоном. Ситуации такие возникали, потому что неопытные все были. Потом, слава Богу, вся медицинская система в армии была реорганизована в лучшую сторону.

    Задача медиков на войне – не только раненых спасти, но и самим живыми остаться. От шальной пули или фугаса врача Игоря Годунова оберегала какая-то неведомая сила. О таких говорят – «родился в рубашке».

     

    — Как-то перевозили раненого солдата на вертолете МИ-26, по нам две ракеты пролетели. Ну, живы-здоровы. И на этом спасибо. Было так, что наша колонна стояла в Хасавюрте. Через какое-то время нас обгоняет колонна «ВВшников» (внутренние войска), и они подрываются, весь «УРАЛ» с людьми… А нам тогда, если можно сказать, повезло… Было, что по случайности не поехал колонну сопровождать с другим доктором, а они подорвались там на дороге. А еще, когда поехали на стрельбища, лейтенант наш вышел, а там кто-то из леса в него выстрелил. Нас поднимали по тревоге, когда шли боевики, ребята по ним «Градом» стреляли, — рассказывает герой нашей статьи.

     

    Выдающийся русский хирург Николай Пирогов как-то сказал: «Будем впредь надеяться, что приобретаемая врачами и администраторами в наших войнах опытность не пройдет бесследно для будущих поколений».

    Война, несомненно, изменила жизнь врача Игоря Годунова. Вернувшись на «гражданку», он продолжил учебу: интернатура, повышение квалификации. Молодой медик с квалификацией «Лечебное дело» стал уже нейрохирургом. Вовсю работал в Армавирской городской больнице, куда порекомендовали ехать трудиться друзья.

    Так успешный доктор, родом из Тбилиси, остался жить и работать в Армавире. На вопрос: какие пациенты терпеливее – военные или гражданские? — отвечает просто:

     

    — Нет разницы! А сложней – с гражданскими. Как-то привезли девушку с пулевым ранением в шею. Случай был несложный, но дамочка попалась скандальная. Был сделан разрез, после некоторого обследования извлечена пуля от простой «воздушки». Хотя можно было этого не делать, с этим люди живут и без последствий, – подытожил врач.

     

    После изнурительных суток дома его всегда ждут любящие жена и двое детей – сын и дочь 11 и 14 лет. И всем нужно уделить время.

    А отводит душу хирург Годунов, взбираясь по скалам. Так сказать, хобби для души вне работы.

     

    — Самая высокая точка, которую покорил, – высота в 4500 метров. Это было изнурительное восхождение: 23 часа взбирались, настигла непогода, по ледяным скалам в «кошках» шли, – воодушевленно вспоминает Игорь Годунов.

     

    Скалолазание дает ему новые силы во врачебной практике, где также часто уже жизнь пациента висит над пропастью, а врач – хирург – словно страхующий на скалах, несет полную ответственность за того, кто идет рядом.

     

Поделиться в социальных сетях:
×

Напишите нам

Вы также можете предложить новость в WhatsApp: