Новости Армавира
75.03
88.96
Погода в Армавире:
ясно +14
утро +18
день +20
04 : 55
19 сентября, 2020

Морская душа 

Анна ОМЕЛЬЧЕНКО

Служба на флоте учит продумывать свои действия и не допускать ошибок.

Морская душа 
Александр Юзковец попал на Тихоокеанский флот в эскадру дизельных подлодок.
  • Говорят, что служба в военном флоте — это либо судьба, либо приказ. Тот жизненный опыт, который человек приобретает за годы службы, формирует мощный характер и определяет его дальнейшую жизнь. Подтверждение тому — истории отслуживших в военно-морском флоте армавирцев, собранные корреспондентом «АС».

    Приказы — бегом

    Александр Мельников попал на Северный флот в 1970 году после окончания Каспийского высшего военно-морского училища. Получил назначение  в город Полярный в четвертую эскадру дизельных подводных лодок. От младшего штурмана дослужился  до командира подводной лодки. Ходил по Северному ледовитому океану, Белому, Баренцеву, Карскому морям. Проходил Гибралтар, Дарданеллы, был на Кубе.

    Однажды в Гибралтаре подлодка, где служил Мельников, попала в сильный шторм. 

    — Для погружения необходимо заполнить водой 36-тонные цистерны быстрого погружения. Емкости были полными, а под воду из-за больших волн лодка не шла, — вспоминает  капитан второго ранга. —  И вдруг она резко начала опускаться вниз. Представляете, с какой скоростью лодка шла ко дну?!  Нам удалось остановить ее лишь на 180 мет­рах. Пришлось откачивать воду. Команда  испытала резкий перепад давления.

  • Александр Мельников (справа) от младшего штурмана дослужился до командира подлодки.
  • Александр Мельников служил на четырех подлодках. Последняя из них, где он был командиром, имела технический номер Б-95. Лодки этого проекта не имели имен, им присваивали технические номера. 

    — Врезался в память случай, когда сработала боевая тревога. Все отсеки были задраены. Поступила команда снарядить установки регенеративными патронами, а они насыщены кислородом с формулой О3, — рассказывает подводник. — Брать их можно только в перчатках, потому что из-за попадания  жира на патрон может произойти возгорание. По команде боец, выполнявший работы в трюме, замасленными руками взялся за патрон. И в отсеке пыхнуло! Секунд за 20 все заволокло дымом. Благо не успели глубоко погрузиться и  быстро начали всплывать. Задымление устранили.

    Александр Николаевич считает, что  служба на флоте сделала его ответственным, дисциплинированным, научила продумывать свои действия, не допускать ошибок, а еще выполнять приказы немедленно.

    — На лодке пешком не ходят, там все приказы выполняют бегом, — делится ветеран ВМФ. — Как говорится, на флоте «клювом щелкать» нельзя, потому что всякое может произойти.

    Из одного котла

    Александр Юзковец тоже служил на подлодке. Отучившись в Киевском высшем военно-морском политическом училище, по распределению попал на Тихоокеанский флот. Сначала ходил на надвод­ных кораблях, а в 1979 году попал в эскадру дизельных подлодок. Место базирования — Владивосток. 

    — Выбор профессии определили отец-фронтовик и любовь к морю, — говорит капитан второго ранга, подполковник в отставке Юзковец. — Служил на Камчатке, на острове Русском, в Приморье.

    На острове Русском, находясь в штабе бригады, Александру пришлось во время пожара эвакуировать личный состав через крышу. Загорелось здание казармы. Сквозь дым он пробирался наверх, будил людей и выводил их наружу. 

    — Есть различия во взаимоотношениях офицеров надвод­ников и подводников с подчиненными, — убежден подполковник в отставке. — Например, на крейсере существует отдельная офицерская кают-компания, отдельный камбуз, даже питаются офицеры отдельно от личного состава. А на подлодке все едят из одного котла. Служба на подлодке дает хороший опыт общения с людьми, ведь если не научишься менять свои отрицательные качества, то в коллективе придется туго. 

    Отбирают в подводный флот парней с крепким здоровьем, учитывают даже правильный прикус, который необходим для хорошей работы дыхательного аппарата. Если наверху шторм, лодку все равно качает даже на глубине 50 метров.

    — Условия на подлодке тяжелые — температура держится в пределах 40 градусов, — рассказывает Александр Владимирович. — Из-за частых поломок кондиционеров и взаимодействия с агрессивными веществами — кислотами, мазутом — у мотористов и трюмных бойцов на ногах появляется экзема. Моряки в таких условиях за поход  теряют по 10-12 килограммов. Особенно жарко в Индийском океане. Еда консервированная, быстро приедается. Разнообразили меню компотом из абрикосов, сделанным на Крымском консервном заводе. Им  даже премировали на проводимых мероприятиях. 

    На подводной лодке, как говорит ветеран ВМФ, выживают только люди, крысы и тараканы. Остальная живность из-за электромагнитных полей погибает. 

    — Когда проводили проверку лодки на герметичность, крысы выскакивали на центральный проход, становились на задние лапки и из-за резкой смены давления хлопали себя по ушам, — вспоминает армавирец.

    Военных моряков, считает Александр  Юзковец, объединяет любовь к Родине и  морю. Без этого служить во флоте невозможно. 

    Сегодня подводник служит пономарем в  Свято-Троицком соборе. Говорит, что не он пришел к Богу, а тот привел его к себе. Шесть лет назад вместе с казаками и прихожанами храма организовал братство святого и благоверного Александра Нев­ского, которое оказывает гуманитарную помощь нуждающимся, в том числе жителям Донбасса.

    Флотская закалка

    Армавирец Владимир Астахов на флоте служил с 1968 года по 1971 год. Срочником его призвали в Краснознаменную Каспийскую флотилию, штаб которой находился в Баку. Служил на сторожевом корабле. В запас ушел в должности командира трюмных.

  • Во время службы Владимир Астахов встретился с космонавтом Виктором Горбатко (в центре).
  • — В Армавире военком спросил у меня, хочу ли служить в ВМФ, я ответил: «Да», — рассказывает о том, как попал на флот, Владимир. — Погода на Каспии менялась очень быстро, часто дули сильные ветра. В мои обязанностями входило заправлять корабль мазутом, держать крен и дифферент — разницу осадок судна носом и кормой. Пришлось побегать. А поскольку  мой рост 1 метр 85 сантиметров, то вся голова была в шишках.

    Однажды на судне, где служил Астахов, заглох топливный котел, ход остановился. Чтобы устранить поломку, пришлось сварщика обернуть в несколько слоев одежды и отправить в раскаленный котел. Он заварил сломанные детали. Котел запустили. Позже сварщика  представили к награде.

    Ярким событием службы оказалась встреча во время учений «Юг» с космонавтом Виктором Горбатко и первым секретарем ЦК ВЛКСМ Борисом Пастуховым.  Тогда флотилия, где служил Владимир, заняла первое место. 

    — Ребят для службы подбирали крепких, рослых, потому что условия на флоте тяжелые. Случалось, что матросов списывали с корабля за то, что не выдерживали нагрузок, — говорит армавирец. 

    После демобилизации Владимир Астахов работал слесарем-ремонтником в железнодорожном депо. 

    — Закалка, полученная на флоте, помогает всю жизнь. До сих пор  работаю, увлекаюсь фотографией. А мне уже 70! — говорит Владимир Астахов. 

    В Армавире проживают несколько тысяч человек, отслуживших в военно-морском флоте. Каждый год в последнее воскресенье июля они отмечают День ВМФ. И в этом году 26 июля по традиции они соберутся на митинг возле Вечного огня. 

Поделиться в социальных сетях:
×

Напишите нам

Вы также можете предложить новость в WhatsApp: