Новости Армавира
77.17
91.78
Погода в Армавире:
облачно +6
ночь +6
утро +9
23 : 16
10 апреля, 2021
Юлия Богинская: «Из рока моя жизнь завернула в джаз»

Юлия Богинская: «Из рока моя жизнь завернула в джаз»

Виктория Александрова

Юлия Богинская в музыку пришла вслед за старшей сестрой. Теперь мечтает, но не решается исполнить «Самбу одной ноты» Эллы Фицджеральд.

Корреспонденту «АС» солистка джазового оркестра Городского Дворца культуры «Армавир-бэнд» рассказала о том, зачем джазовые исполнители издают странные звуки, почему не хочет участвовать в музыкальных конкурсах и что шокирует ее в современных исполнителях.

Пощупать голос

- Как в твоей жизни появилась музыка?

- Я пришла в музыку вслед за старшей сестрой Наташей. Она всегда была музыкальной, писала песни и пела. Естественно, я тянулась за ней и пошла вслед в музыкальную школу. Наталья сегодня работает в Европе под псевдонимом Natalie Gioia. Она делает транс-музыку.

- Как проходило твое творческое становление? Менялись ли со временем музыкальные вкусы?

- Конечно, причем кардинально. Сначала я увлекалась современной эстрадной музыкой. Потом в переходном возрасте ударилась в рок. Много лет пела в рок-группе, писала песни. А потом жизнь завернула меня в джаз, где я осталась на десять лет. Меня позвал на работу дирижер джазового оркестра «Армавир-бенд» Рамис Шахвердиев. Когда была студенткой, он увидел мое выступление и пригласил в свой коллектив. Мы сразу же сработались, нашли общий язык и прекрасно подобрали репертуар. Рок не ушел из моей жизни, но роковые песни пою теперь только для себя.

- Какой главный урок ты вынесла за время творческого становления?

- Я поняла, что не следует бояться. В творчество нужно быть свободной, отбрасывать комплексы: не бояться своего голоса, экспериментировать, пробовать себя в других направлениях, не стесняться издавать странные звуки, «щупать» свой голос. Артисту нужно постоянно изучать свои возможности.

- Что для тебя джаз?

- Эксперимент и свобода. В нем нет никаких ограничений. Но есть четкий свод правил, в рамках которых можно выделяться, как хочешь. И поскольку имеешь свободу действий, то вечно экспериментируешь, находишься в творческом полете. Это очень круто!

- В джазе у тебя есть кумиры?

- Элла Фицджеральд. Это человек инструмент. Надеюсь когда-нибудь, лет через 40, добьюсь хотя бы половины ее мастерства. Это предел мечтаний. Она действительно легенда джаза.

Ответственность концерта

- А есть в джазе что-то от русского характера?

- Скорее от советского. Советский джаз более душевный, понятный и ближе нашим людям. Американский же более сложный. Если русский джаз можно назвать музыкой для зрителя, то американский – для профессионалов. Я, как музыкант, тяготею больше к американскому джазу.

  • Фото из архива Юлии Богинской.
  • - Трудно быть джазовым музыкантом в России?

    - Российский джаз развивается, ветвится. Многие музыканты «растут» в этом направлении. На Кубани есть известный на весь мир джазовый оркестр Георгия Гараняна. Он — свидетельство того, что русский джаз не стоит на месте, у нас есть джазмены, знаменитые на весь мир. В России проходит много джазовых фестивалей – в Москве, Санкт-Петербурге. В Армавире в День джаза мы каждый год проводим концерт, чтобы привлечь людей к этому виду искусства.

    Быть джазовым музыкантом в России не труднее, чем заниматься другими направлениями музыки. У нас есть свои поклонники. В основном это люди среднего возраста. Но, не поверите, одни из самых преданных фанатов – это рок-музыканты. Им интересно послушать живую музыку, поймать драйв.

    - Как складываются отношения с публикой на сцене: тебе комфортнее абстрагироваться от нее, или важен зрительный контакт со слушателями, энергетический обмен?

    - Все зависит от концерта и ситуации. Когда выхожу на сцену, всегда испытываю дискомфорт - страх, волнение. Самый первый шаг на сцену, он максимально некомфортный.

    Если публика встречает тепло, то не абстрагируюсь, а максимально ухожу эмоциями в зал, подпитываюсь положительной энергетикой и отдаю зрителям частицу себя. Но бывают концерты, когда попадаешь не на свою публику. Вот тогда абстрагируюсь, и обмена энергии не происходит, что сложно. В таких случаях сосредотачиваюсь на технике исполнения, чтобы хорошо выполнить свою работу.

    - Где комфортнее выступать: на клубных, камерных концертах, на фестивалях?

    - У меня до сих пор сохранилась неуверенность перед сценой. Десять лет работы в оркестре борюсь с ней, но полностью победить ее не получается. Поэтому мне гораздо комфортней выступать в родных стенах ГДК. Там свои звукорежиссеры, я знаю каждый миллиметр сцены, закулисье.

    - Для слушателя концерт — событие. А что он для тебя?

    - Колоссальная ответственность. Понимаю, что могу стать для кого-то примером, тем, кто вдохновит. В месяц у нас бывает два-три концерта, и каждый раз, тщательно продумываю внешний вид, репертуар.

    Самбо одной ноты

    - Возможно научиться петь джаз «с нуля»?

    - Это достаточно тяжело. Я десять лет работаю в оркестре, но до сих пор учусь. Процесс обучения увлекательный, но сложно научиться не бояться и особенно перешагивать через рамки ограничений. В джазе часто используют посторонние звуки. Например, Элла Фицджеральд издавала странные звуки. Производить их не просто. Постоянно приходится себя пересиливать, чтобы где-то «пикнуть», где-то «порычать».

    - А какую ты слушаешь музыку?

    - Я слушаю только аудиокниги.

    - Стен Гетц, Сара Воэн и Элла Фицджеральд – мировые звезды джаза. Почему их популярность пережила самих исполнителей?

    - Возможно, потому что они, исполняя произведение, делали такое, что мало кто мог повторить. Когда слушаю песни в их исполнении, есть такое ощущение, что я никогда не смогу этого повторить. Восхищаюсь их гениями. Наверное, секрет их популярности - в таланте.

  • Фото из архива Юлии Богинской.
  • - В «Армавир-бэнде» играют потрясающие мастера, талантливые мультиинструменталисты. Как работается в мужском коллективе?

    - Потрясающе! Нас 14 человек, из которых только две солистки – я и Елена Федосеева. Мне нравится чувствовать себя в таком коллективе то умудренной опытом женщиной, которая может что-то посоветовать, то маленькой девочкой.

    - Есть ли песня, которую тебе очень хотелось спеть, но она каким-то причинам не дается?

    - Это «Самбо одной ноты» Эллы Фицджеральд. Особенность песни заключается в том, что она полностью построена на импровизации, и человеческое ухо, как мне кажется, просто неспособно услышать все нюансы исполнения. Несколько лет слушаю ее, но пробовать пока не решаюсь.

    Шок современности

    - Был ли в твоей биографии опыт участия в конкурсах?

    - Это время для меня прошло. Как исполнительница авторской песни и солистка эстрады я была победителем международного конкурса «Золотой дельфин». В джазовых конкурсах я не участвовала. Дух соперничества меня не привлекает, а, пожалуй, пугает. Мне некомфортно в условиях конкуренции. Считаю конкурсы издевательством над талантом, который следует ценить, а не сравнивать.

    - На каком музыкальном инструменте ты играешь?

    - На фортепьяно. Одно время было желание научиться играть на саксофоне, но не хватает времени. Сакс – это джазовый инструмент, а они достаточно сложные.

    - Многие люди не любят саксофон. Почему?

    - Думаю, это ассоциация с девяностыми годами прошлого столетия, когда на саксофоне играли в ресторанах. Со временем эти воспоминания сотрутся, и саксофон станут воспринимать как классический джазовый инструмент. И вряд ли саксофон оценят те, кто не любит джаз.

    - На мой взгляд, сегодня музыка сошла с Олимпа. А что ты думаешь об этом?

    - Не хочу прослыть снобом или занудой, но современная музыка все чаще шокирует. В ней есть много того, что я не понимаю. Не считаю, что это веяние времени, смены эпох. Встречаются песни советского периода без смысла. Думаю, сегодня состояние этой сферы искусства связано с качеством музыкантов. Раньше, чтобы попасть на российскую эстраду, нужно было совершить настоящий крестовый поход. На сцену пробивались действительно талантливые люди. А сегодня достаточно снять себя на камеру и выложить видео в соцсетях. При стечении обстоятельств тебя увидит миллион человек, и твоя песня станет хитом.

    - А сама ты не думала о том, чтобы стать знаменитой через YouTube?

    - Этот вопрос мне задают несколько лет. Мне почему-то не хочется. Возможно, у меня нет амбиций. Я продолжаю писать песни, но только для себя.

    - Как считаешь, можно в джаз добавить немного репа?

    - Не возражаю против экспериментов. Вспомни, «Битлз» получили свой легендарный звук благодаря экспериментам с обгоревшим комбоусилителем. Нужно пробовать. Например, классику с репом же исполняют. Главное - сделать творческий симбиоз талантливо и качественно.

    - Какой видишь свою дальнейшую жизнь?

    - Я не из тех людей, кто расписывает жизнь на годы вперед. Стараюсь жить здесь и сейчас. Каждый день приносит что-то новое, и ты не знаешь, какое предложение может поступить тебе. Конечно, не сижу, сложа руки, занимаюсь творческим развитием. Но мне нравится то, кем являюсь сейчас. Получаю удовольствие от работы и сплоченного коллектива.

    Мечтаю поехать на родину джаза, посетить музыкальные музеи, купить настоящую виниловую пластинку Эллы Фицджеральд, подержать ее в руках и пройтись по Аллее славы.

Поделиться в социальных сетях:
×

Напишите нам

Вы также можете предложить новость в WhatsApp: