Новости Армавира
72.56
85.46
Погода в Армавире:
ясно +9
утро +22
день +25
04 : 25
18 сентября, 2021
Роман: «От зависимости можно избавиться, перестроив себя»

Роман: «От зависимости можно избавиться, перестроив себя»

Анна ОМЕЛЬЧЕНКО

Сегодня наш интервьюер — бывший наркоман с шестилетним стажем зависимости и 21 годом ремиссии. Роман рассказал свою историю исцеления, как ему удалось выбраться из смертельного плена опиатов.

 

Сейчас ему 47 лет, воспитывает с женой двоих детей, старший сын взрослый и живет самостоятельно. Роман служит в церкви и помогает людям освободиться от зависимости.


Он прошел путь от человека обреченного и отчаявшегося до успешного, целостного и сострадательного. Мужчина считает, раз смог он, значит смогут и другие, кто сейчас находится «на игле». Выход есть, уверен Роман.

—  В каком возрасте и при каких обстоятельствах ты впервые попробовал наркотик?

— Это случилось в 19 лет. Кто-то из ребят предложил уколоться промедолом, и я согласился. Достать наркотический анальгетик в 1990-е годы было не проблемой. Мне не понравилось. Вместо эйфории, о которой все говорили, меня рвало, и я хотел побыстрее отрезветь. Однако попробовал снова. И хотя о пагубности наркомании тогда говорили все чаще и чаще, я чувствовал себя модным, казалось, что попал в тайное закрытое общество, где меня приняли.

— Какие наркотики ты принимал?

— В основном природные наркотические средства макового происхождения. Поначалу они вызывали состояние спокойствия, умиротворения, но после двух-трех приемов привели к физической и психической зависимости.

—  Как складывалась твоя жизнь, когда употреблял наркотики?

— Я хотел учиться на техника-стоматолога, поскольку мои родственники работали в этой сфере. Однако наркотики не позволили осуществить задуманное. Поначалу употребление было эпизодическим и на наркомана я не был похож — всегда одет опрятно, с белым воротничком. Меня даже милиция не задерживала. Позже, когда я осознал, что зависим, это стало трагедией, потому что я видел, в кого постепенно превращаюсь. Это был внутренний конфликт, потому что я был нормально воспитан.

— Сколько прошло времени между началом употребления и моментом, когда ты понял, что произошло?

—  Люди разные. Кто-то очень быстро опускается и теряет моральные ценности. Наркотик проявляет все недостатки и превращает человека в безвольное существо. Я видел таких, поэтому старался себя сдерживать. Приезжал один раз в месяц на «раздачу» — точку, где продавали наркотики. Потом — два раза в месяц, три и так дошло до одного раза в неделю и каждодневных уколов. Где-то год я кололся в свое удовольствие. Был бизнес, поэтому деньги водились. Я возил бытовую технику в Армавир. Тогда она была в большом дефиците, а специализированных магазинов не существовало. Однако шила в мешке не утаишь, родные и близкие узнали о моей зависимости. Они стали от меня отдаляться, меньше общаться. Бизнес в конце концов разрушился, ведь в него нужно вкладывать, а все деньги уходили на очередную дозу.

— Откуда брал деньги на наркотики?

— Воровал. Где что плохо лежало, то и тянул. Выносил из дома все, что могло продаться и пользовалось спросом у барыг.

Надежда вместо сомнений

—  Родители боятся, что дети попробуют наркотики. Пойдем от обратного: можно ли сделать так, чтобы ребенок вырос наркоманом?

—  Запросто. Не уделять достаточно внимания ребенку. И тогда он вырастет сам по себе. Есть формула: если не ты вкладываешь в своего ребенка, то в него кто-то все равно начнет вкладывать. Будь то улица, интернет или неблагона­дежные друзья. Если этот момент прозевать, то ребенок может пойти по кривой дорожке. Поэтому очень важно, чтобы родители понимали: дети ищут их поддержки. Следовательно, уделяй им должное внимание, чтобы потом не возникали вопросы, почему в благополучной семье, где мама учительница, а папа инженер, ребенок стал наркоманом. Да потому, что родители, возможно, занимались в это время чужими детьми и решали чужие проблемы, а свой был предоставлен самому себе.

—  Как скоро об этом узнали родители? Какова была их реакция?

—  Мама узнала спустя пару лет. Вначале ей говорили соседи, что видели меня обколотым. Потом она сама убедилась в этом. Для нее это был шок, она все это время страдала и пыталась помочь. Меня лечили, делали капельницы, чистили и переливали кровь. Помимо медикаментозного вмешательства пробовали помочь через оккультную сферу: гадалок, заклинателей, ворожей. Облегчение приходило на время и даже появлялся страх, но проблему это не решало. Мне все равно хотелось вновь и вновь уколоться. Ни уговоры матери, ни ее ультиматумы не могли на меня повлиять.

—  На консультациях родители наркозависимых часто говорят: «И как ему не стыдно!» Наркомана можно застыдить?

—  Это не работает. Да, было стыдно, но ты не мог ничего с собой поделать. Я одной рукой маму обнимал и клялся, что брошу, а другой рукой из ее кармана вытаскивал кошелек. Чтобы решить проблему, нужно ее сначала признать. И тогда начинается путь к ее решению.

—  Что посоветуешь родителям, чьи дети подсели на наркотики? Какие их слова и какие их действия действительно могут помочь? А какие навредить?

—  В любом случае сын остается сыном, а дочь дочерью, даже когда ребенок попал в беду. Из нее нужно выходить вместе. Ситуация не приходит только в жизнь сына, она приходит в жизнь всей семьи. И чем быстрее родители поймут это, тем быстрее смогут решить проблему. Девушка, с которой мы собирались пожениться, бросила меня, как только узнала, что я колюсь. Этот разрыв отношений еще больше усугубил положение дел. Человеку надо, чтобы в него кто-то верил. Даже если этот кто-то и сомневается, пусть оставит сомнения при себе, а погибающему даст надежду.

Марионеточная жизнь

—  Как долго длится ломка? Это действительно так страшно и ее нельзя вытерпеть? Или все под силу человеку?

—  Все зависит от человека. Слабые не выдерживают. Самые тяжелые двое-трое суток, потом становится легче. Но в это время пытаешься наркотик заместить алкоголем или седативными таблетками. Думаю, от современных синтетических наркотиков абстинентный синдром еще тяжелее.

—  Сколько раз ты пытался завязать?

—  Был период, когда я полгода не брал в руки шприц, но потом встречался «свой», и мои благие намерения исчезали вмиг. Остановиться трудно. Дошло до того, что стало наплевать на себя, окружающих. Я шел по пути самоуничтожения.

—  Что является спусковым крючком срыва? Внутренняя или внешняя причина?

— Все что угодно. Например, бросила девушка. Я надеялся, что, создав семью, смогу остановиться. Это утопия, потому что я видел много примеров, когда наркоманы женились, но продолжали колоться. Конечно, их бросали жены. Но самое страшное, когда он или она «подсаживали на иглу» свою вторую половину. И таких примеров много. Так что ни женитьба, ни работа, ни бизнес не спасают, спасает Господь. Это мое убеждение. И слава Богу, если у кого-то получается бросить другим способом.

— Почему наркоман не держит слово? И зачем тогда он дает слово?

—  Дает он его, чтобы ему поверили, что исправится, и даже где-то сам верит в это. А не держит, потому что не в силах сдержать.

— Наркомана можно назвать марионеткой?

— Да. Он сам себе не принадлежит. И управлять им легко. Ради наркотиков люди идут даже на преступление.

— Если наркомана как следует напугать, он бросит?

— Сможет, пока не пройдет испуг. Но толку от этого мало. Этот способ не работает.

Исцеление

— Ты попал в реабилитационный центр. Сам или убедили близкие?

— Близкие убеждали всеми силами. Но на меня повлиял пример товарища, который был для меня авторитетом. Он помог мне принять правильное решение. Увидев, что он пошел путем исцеления, я последовал за ним. Иначе вряд ли попал бы в этот центр.

— В наркологических центрах помогают бороться с ломкой, физической болью, но могут ли там реально помочь избавиться от психологической зависимости? Что помогло тебе?

— Могут. Я видел людей, которым помогли, и их жизнь изменилась. Двадцать пять лет назад еще не знали, что делать с наркоманами. Толком не было реабилитационных центров. Сегодня проблему наркомании и пути реабилитации зависимых изучили, появилось много грамотных психологов, врачей. Люди в церквях имеют хороший опыт помощи семьям в таких ситуациях. Очень важно поддержать человека, который хочет освободиться от зависимости. Но шаги в нормальную жизнь человек должен делать сам. Сначала трудно, возможно, придется упасть, и не раз. Но человек должен сам научиться справляться с искушениями, используя накопившийся опыт. Я молюсь Богу. Это мой путь.

— Сколько потребовалось времени на излечение?

— Для каждого это индивидуально. Моя реабилитация длилась три месяца. Но я понимал, что, вернувшись домой, не смогу удержаться от соблазна уколоться или напиться. Поэтому попросил разрешения остаться в центре. Это дало результат. Мы должны понимать, что у нас есть будущее и сегодняшние решения сильно на него влияют.

—  Какие этапы включает программа по преодолению психологической зависимости от наркотиков? Какие даются рекомендации?

—  В нашем центре исцеление строится на вере. Испробовав все на свете, свои знакомства, деньги, и увидев, что ничего не помогает, человек часто обращается в последнюю инстанцию — к Богу. Я продолжаю жить в мире, где есть наркотики, спиртное, но для греха я умер.

—  Кто был с тобой рядом в период реабилитации? Кто помог?

— Чтобы никого не смущать, скажу, что все, кто был в моем окружении в это время в центре, сейчас здравствуют, имеют семьи, родили детей, многие находятся в служении. Кто-то служит в других городах и странах.

— Что наркотики разрушили в тебе? Какие болезни ты приобрел?

— Поскольку срок зависимости был небольшим, то организм восстановился. Сейчас я живу полноценной жизнью и занимаюсь спортом.

—  В чем для тебя смысл жизни?

— Жизнь человека зависит от правильно расставленных приоритетов. Жить легче, если понимать, для чего и как жить. В свое время я связал свою жизнь с церковью и нашел свое призвание в пастырском труде помогать нуждающимся людям. У нас с женой свой бизнес, которым руководит супруга. Бог всегда с нами, он заботится о нашей семье. А мы в свою очередь помогаем людям, которые не могут позаботиться о себе или попали в трудную ситуацию. Хотим правильно воспитать детей, дать им достойное образование.
А зависимым и их родным хочу сказать: не сдавайтесь, ищите помощь, обращайтесь в организации, которые помогут стать свободными, перестроив себя изнутри, поддержат в поиске ценностей, ради которых и следует жить.

  • Несмотря на то что Роман дал согласие на публикацию своей фотографии, редакция «АС» решила поставить заставочное фото и еще раз напомнить, что наркотики разрушают жизнь и даже могут отнять ее у человека. Фотоколлаж Александра Ковязина.
Поделиться в социальных сетях:
×

Напишите нам

Вы также можете предложить новость в WhatsApp: