Новости Армавира
72.51
84.68
Погода в Армавире:
облачно с прояснениями +14
вечер +14
ночь +10
18 : 06
28 сентября, 2021

Благодаря немецкому аристократу на востоке Кубани начало развиваться виноделие

Виктория Александрова

Барон Владимир Рудольфович Штейнгель — фигура знаковая в развитии Армавира и Кубани. И незаслуженно забытая.

Потомок обрусевшего немецкого дворянского рода, он стал двигателем развития экономики восточной части Кубани и одним из основателей российского виноделия. В 1900 году на Всемирной выставке в Париже его имение Хуторок, располагавшееся недалеко от Армавира, как образцовое современное хозяйство получило Большую Золотую медаль.

Путеец с концессией

Среди аристократов Штейнгелей были командоры Камчатки, депутаты Киевской городской и Государственной Дум, финансисты, полководцы, дипломаты и декабристы. Но на восток современного Краснодарского края один из немецких баронов инженер-путеец Рудольф Штейнгель попал благодаря императору Александру II.

В 1869 году на специальном заседании Совета министров был рассмотрен и одобрен проект строительства железнодорожной магистрали Ростов-Владикавказ. Его осуществление решили передать в частные руки.

Желающих получить концессию оказалось много. Министр путей сообщения отвергал одну кандидатуру за другой. В итоге решение кадрового вопроса растянулось на три года. Это вызвало гнев императора Александра II, желавшего поскорее получить доступ к ресурсам Кавказа.

- Император потребовал от министра к определенной дате назвать кандидатуру концессионера. Как гласит легенда, накануне «дня икс» высокопоставленный чиновник случайно столкнулся на Царскосельском вокзале с одним из своих подчиненных — 31-летним Рудольфом Штейнгелем, - рассказала научный сотрудник Армавирского краеведческого музея Нана Осипова. - Раскланялись, обменялись несколькими вежливыми фразами и распрощались. И тут главного путейца страны осенило - о лучшей кандидатуре и мечтать нечего! Так выбор пал на инженера, действительного статского советника барона Штейнгеля.

2 июля 1872 года Рудольф Штейнгель получил концессию на строительство Ростово-Владикавказской железной дороги сроком на 81 год. Ее акции имели правительственную гарантию на 15 лет, а облигации правительство оставило за собой. После открытия движения акционеры стали полными собственниками дороги на весь срок действия концессии.

Обществу отдали и строительство Новороссийской ветви вышеназванной дороги и устройство коммерческого порта в Новороссийске. Рудольф Штейнгель был назначен инженером и распорядителем работ, возглавив общество. Он формировал и список акционеров. От него зависело, какие фирмы получат заказы на выполнение работ. За годы упорного труда, по словам всезнающего графа Сергея Витте, концессионер нажил «не миллионы, но несколько сотен тысяч рублей».

Благодаря немецкому аристократу на востоке Кубани начало развиваться виноделие
Фото из открытых источников.
  • Фото из открытых источников.
  • Диверсификация по-немецки

    Свои капиталы барон вкладывал не только в транспортную отрасль, но и в сельское хозяйство. Неподалеку от Армавира, на левом берегу Кубани, он приобрел большое поместье — более 6 тысяч десятин земли и основал имение Хуторок. Сейчас это территория Новокубанского района. Под руководством барона выращивали пшеницу, кукурузу, виноград, на винокуренном заводе делали прекрасное вино, на ферме - разводили племенной скот.

    - Штейнгель сконструировал ветряные двигатели, разработал новые виды насосов, первым на Кубани внедрил рациональное виноделие, опубликовал брошюру «По поводу ввозных пошлин на хлеб», посвященную вопросам импорта зерна. Ежегодно из имения в Петербург поставляли около десяти тысяч голов крупного рогатого скота, - рассказала Нана Осипова.

    Получив назначение на строительство Лозово-Севастопольской дороги, барон переселился в Киев.

  • Фото Ирины Зенцовой.
  • «Золотой» Хуторок

    После смерти барона Рудольфа Штейнгеля его имение унаследовал один из четырех сыновей 26-летний Владимир. Именно он сделал Хуторок прославленным на всю Россию хозяйством.

    Как сообщила Нана Осипова, усадьбу помещика и служебные помещения освещало редкое для того времени электричество. В Хуторке имелись кирпичный завод, механические мастерские, бондарня, птицеферма, оранжерея, хлебный элеватор, прекрасный сад, хлебопекарня, мельница, своя больница, школа. Тысячи десятин первоклассной пашенной земли обрабатывались с помощью сотен рабочих, тяглового скота (789 голов) и сельскохозяйственной техники.

    - Только дорогостоящих машин и орудий было в имении свыше 400. Имелась конюшня с великолепными скакунами, свиноферма на 450 голов, 940 голов крупного рогатого скота и более 42 тысячи мериносовых овец, - поясняет сотрудник армавирского музея.

    В имени выращивали разные сельскохозяйственные культуры: кукурузу, пшеницу, картофель. Успешно возделывали новую для Кубани культуру — сахарную свеклу. Имелся большой виноградник.

    Обустройство каждого участка экономии — так до 1917 года называли крупное помещичье хозяйство на юге России - было продумано. В Хуторке работали элеватор, винокуренный завод, хлебопекарни, маслобойный завод, галетная фабрика, паровые водокачки. Обороты хозяйства достигали трех миллионов рублей в год. Для удобства вывоза сельхозпродукции Штейнгель провел к имению железнодорожную ветку.

    Согласно родословной рода барона Владимира Штейнгеля под редакцией П.А. Головнина в имении Хуторок насчитывалось более 600 отдельных построек, работал кирпичный завод. Была даже гостиница. В конюшнях на продажу разводили полукровных английских лошадей.

    На территории имения функционировала больница для рабочих и служащих на 18 коек. Было открыто училище 3-го разряда на 50 детей. При школе была устроена метеорологическая станция.

    Винный рай

    Но самой доходной отраслью сельскохозяйственной деятельности Владимира Штейнгеля было виноделие. Об этом «АС» рассказал историк, этнолингвист, переводчик и автор книги «История виноделия на Кубани» Владимир Пукиш.

    - Наиболее рентабельными видами деятельности для Владимира Штейнгеля стали виноградарство, виноделие и винокурение, - пояснил историк. - Лозу для виноградников и черенки фруктовых деревьев барон получал из Крыма, удельного имения «Абрау», Кизляра и Закавказья, а также от брата Максима из имения Туишхо под Туапсе.

    По состоянию на 1900 год под виноградники в имении Хуторок было занято восемь десятин земли. В книге «Описание кубанского имения «Хуторок» барона В. Р. Штейнгель», вышедшей в 1900 году к участию во Всемирной выставке в Париже, указано, что на черноземных и суглинковых землях имения выращивались сорта рислинг, сотерн (прежнее название семильона — прим. ред.), пино блан, токай (фурминт), педро хименес, траминер, каберне, саперави, гамэ, пино фран, аликанте, алеатико и другие.

    На территории усадьбы барон возвел кирпичное здание винодельческого завода, которое имело три подземных этажа, уходящих в землю на глубину более чем девяти метров. Как сообщил Владимир Пукиш, в производстве вина использовали дробилки системы «Дебонне», каждая производительностью в четыре тысячи ведер вина в день, дубовые бродильные чаны. Отделения завода были снабжены системой вентиляции, отоплением, водоснабжением и канализацией.

    В производстве вина использовались бочки из майкопского (кавказского) дуба емкостью 450 ведер. Их с помощью системы блоков и лебедок опускали в подвалы и поднимали оттуда.

    - Чтобы осветить белое вино применяли осетровый клей, для красных вин – желатин или яичный белок, - пояснил Владимир Пукиш. - На заводе были установлены фильтры ведущих западноевропейских производителей. Винодельня располагалась в 1,5 верстах от виноградников.

    На Всемирной выставке в Париже в 1900 году имение Хуторок получило Большую Золотую медаль. Белые вина Штейнгеля награждали золотыми медалями на выставках в Брюсселе, Антверпене, Париже. Разливались они в бутылки с вытесненным фамильным гербом, который по специальному заказу изготавливали в Москве.

    В Армавире, Екатеринодаре, Ставрополе, Ростове-на-Дону, Москве, Риге, Киеве и Санкт-Петербурге работали винные склады и магазины имения Хуторок. Правда, как сообщил Владимир Пукиш, по некоторым данным, с 1897 года единственный склад оставили в Москве, а вина стали продавать преимущественно с завода в Хуторке. В Ставрополе агенты барона, работавшие в его торговом доме, открыли несколько винных погребов.

    Унесенные революцией

    Хотя Владимир Штейнгель с семьей проживал в имении Хуторок, он был почетным попечителем Армавирской мужской гимназии, почетным мировым судьей Армавирского судебно-мирового округа. Вместе с супругой баронессой Марией Штейнгель входил в число почетных членов Армавирского общества попечения о детях. Барон часто инициировал благотворительные акции.

    - После большевистского переворота имение разорили. Новая власть дважды приговаривала барона к расстрелу. И лишь благодаря заступничеству своих бывших рабочих он уцелел, но вынужден был бродяжничать и перебиваться в Армавире подаяниями, - рассказал Владимир Пукиш.

    Как сообщила научный сотрудник Армавирского краеведческого музея Нана Осипова, позже Владимир Штейнгель эмигрировал в тот самый Париж, где в начале века праздновал победу Хуторка и где теперь работал швейцаром.

Поделиться в социальных сетях:
×

Напишите нам

Вы также можете предложить новость в WhatsApp: