Новости Армавира
75.77
86.89
Погода в Армавире:
облачно с прояснениями -5
утро -2
день +1
04 : 55
17 января, 2022

Иван Балин: «Не обещайте ни пострадавшему, ни преступнику»

Виктория Александрова

Бывший следователь по экономическим преступлениям, майор полиции в отставке, лидер армавирских ветеранов органов внутренних дел Иван Балин в этом годуотметил 85-летие.

В его практике не было возвращенных на доследование уголовных дел и необоснованных задержанный. В интервью «АС» он рассказал, как меняется преступный мир, вспомнил о раскрытии хищения на мясокомбинате большой партии мяса и признался какие советы дает начинающим следователям.

И юрист, и психолог

- Как вы попали в правоохранительные органы?

- Я родился на Дону, пережил фашистскую оккупацию и тяжелые первые послевоенные годы. Работать начал в юном возрасте — помощником комбайнера. Во время службы в армии окончил сержантскую школу. Когда вернулся домой, военком предложил пойти работать в милицию. Помню, я тогда отшутился: «Мол, я автомат в глаза только два раза видел». Проработав пару месяцев заготовителем в сельпо в Ростовской области, уехал в Калмыкскую АССР, где меня приняли на службу в милицию участковым уполномоченным.

- Что было самым тяжелым в работе?

- Работа с людьми. Каждый человек индивидуален — у всех разный характер, склад ума, поведение, система ценностей. Полицейскому приходится быть не только юристом, но и психологом.

- Какое дело раскрыли первым?

- По распределению я попал в Грозный. Меня назначили оперативным сотрудником. Но по факту выполнял обязанности дознавателя. В те времена в МВД не было следственного отдела, поэтому дознаватель выполнял все первоначальные действия, пока не передаст дело следователю прокуратуры.

Я должен был расследовать дело о краже со склада автомобильной резины. Похищенное злоумышленники увезли в район и продали товар. Я задержал преступников, посадил их в машину, и вместе мы поехали за 80 км в населенный пункт, где они сбывали ворованную резину. Преступники показали покупателя, но отрицал свою причастность. Пришлось использовать психологические методы, чтобы он начал сотрудничать со следствием.

- Вернули резину?

- Да. И привез ее обратно в Грозный. Но досталось от начальника - отругал за то, что с подозреваемыми уехал далеко из города.

- Вы служили в Чечено-Ингушетиии. С какими особенностями работы столкнулись?

- Оперативная обстановка в 1950-60-х годах в Грозном была сложная. Сказывалось возвращение на историческую родину высланных в северные регионы страны чеченцев и ингушей. Некоторые не могли вернуться в свои дома и квартиры, так как в них более 15 лет жили другие люди. Естественно возникали раздоры.

Отличительная черта местного населения - люди там дружные и никогда не выдают своих, даже если те неправы и нарушают закон. Поэтому трудно было добиться от подозреваемых показаний.

Заканчивался век XX

- Как менялся преступный мир за годы вашей работы?

- Не в лучшую сторону. Появлялись новые виды преступлений, в том числе мошенничество. Недобросовестные продавцы пытались обмануть человека в магазине. Например, во время покупки пива обсчитывали покупателя на три копейка. Наша служба это пресекала, возбуждала уголовное дело.

Был случай, когда в продукции предприятия, выпекавшего к Пасхе куличи, не хватало ингредиентов. Продукт отправили на экспертизу, и оказалось, что в куличи не доложили чуть ли не на 40 процентов изюма и яичного порошка.

- Вы можете охарактеризовать современного мошенника?

- Он сильно отличается от тех, которые орудовали во времена моей службы. Тогда людей обманывали по-мелкому. Сегодня мошенники стали более изощренными, они отлично владеют современной техникой, гаджетами.

Увеличились объемы мошенничества. Например, обман с недвижимостью - злободневная проблема. Недобросовестные застройщики собирают с людей деньги на строительство жилья, а потом пропадают.

- В советское время в Армавире были резонансные экономические дела?

- На городском масложиркомбинате зафиксировали систематические хищения. Как только заступала смена, некоторые сотрудники воровали продукцию. Скупал похищенное у них живший неподалеку от завода мужчина. Рабочие завозили фляги с растительным маслом прямо к нему во двор. Он увозил их и продавал. Масло в буквальном смысле уходило тоннами на «черный» рынок.

Начальник отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности (ОБХСС) Ярослав Блудов организовал оперативную работу. И когда «хищники», как называли участвовавших в хищениях работников, приходили к сбытчику, опера ловили их.

Директор масложиркомбината был рад, что раскрыли эту цепочку хищений. Всю недостачу ему приходилось как-то обосновывать на бумаге.

Аналогичная ситуация сложилась на мясокомбинате. В магазинах не было колбасы, зато весь Армавир ел ее. Спросите, как? С предприятия ее уносили рабочие. За предприятием закрепили двух сотрудников ОБХСС, которые собирали сведения.

В конце 1980-х в Армавир из Ростова-на-Дону за мясом приехал директор одного из только начавших появляться частных магазинов. Мужчина договорился со старшим весовщиком приобрести партию незаконно. А в этот день на смене работала молодая весовщица. Ночью, когда стали грузить продукцию, девушку уговорили отправить мясо на тачку без веса. А потом старшая весовщица отослала подчиненную в колбасный цех за закуской. Пока девушки не было, начальница и коммерсант загрузили в машину еще три тачки продукции. За один только вечер было похищено 1 156 килограммов мяса.

- Директора магазина задержали?

- Да, на выезде. На допросе молодая весовщица чувствовала себя виноватой. По разговору с ней я понял, что она не знала точно, сколько мяса на самом деле было украдено. Спросил, отлучалась ли она со склада. Девушка рассказала, как пошла в цех за закуской. Понял в чем суть, вызвал старшую весовщицу. Попробовал призвать к ее совести: «Вы взрослый человек, понимаете степень ответственности и вины. Неужели не жалко молодую девчонку, которая только начала работать?» Но женщина не собиралась признавать вину. Наоборот, разразилась тирадой по поводу того, что она оскорблена подозрением в свой адрес. Такое поведение было типично для преступников того времени.

Устроил очную ставку весовщиц. Старшая оставалась непреклонной. И я пошутил, что вместо суда привел бы их обеих к известному в те годы магазину «Петушок» и сообщил бы огромной очереди, что они за один раз украли 1 156 килограммов мяса и ушел бы, оставив их. До молодой весовщицы шутка не дошла, а вот старшая сразу воскликнула: «Да вы что! Нас там разорвут». Через два часа мне позвонили из КПЗ, сообщив, что дама готова дать показания.

Кого портит служба?

- На службе рисковали?

- Конечно, как все милиционеры. Когда учился на курсах первоначальной подготовки милиции, участвовал в задержании. И преступник выстрелил мне в подмышку. Возглавлявший группу оперативник попросил не сообщать об этом руководству. Прошло время, и во время занятий по физподготовке один из товарищей рассказал лейтенанту из следственного изолятора, что я был ранен во время задержания. Офицер об этом доложил вышестоящему начальству.

Меня вызвали к генералу. Я стал говорить, что ничего не было. «Ты начал только работать и уже врешь?!» - воскликнул он и дал мне десять суток. Вместе с возглавлявшим задержание опером мы посидели пять суток. Потом нас отпустили.

- Работа накладывает отпечаток на личность полицейского?

- Если люди говорят, что служба в полиции испортила их характер, например, появились агрессия, раздражительность, то дело не в работе. В профессию человек должен приходить с осознанием трудностей, с которыми предстоит столкнуться, пониманием, какую ответственность придется нести, какие требования будут предъявлять. Вы же не пойдете учиться на хирурга, если боитесь крови, не дисциплинированы и не можете сосредоточиться? В полицию нужно идти, отдавая отчет, что будешь работать для благополучия страны и людей, от тебя зависит их безопасность.

Считаю слабостью человека, когда профессия меняет его характер. За собой такого не замечал. Единственное, от чего страдала моя семья, — очень много времени проводил на работе.

- Что вас захватывало в работе?

- Работая в милиции, постоянно приходилось учиться. При раскрытии преступлений приходилось привлекать специалистов со стороны, которые разъясняли, с чего начинать расследования. В том числе и технологов, которые рассказывали о том, как изготавливают тот или иной продукт, сколько на это уходит расходных материалов и так далее.

- Вы консультируете начинающих следователей?

- Ветеранская организация армавирского отдела МВД шефствует над начинающими сотрудниками полиции. За каждым закреплен ветеран, который направляет его, делится профессиональным опытом, подсказывает. Это помогает в становлении личности специалиста.

- А что советуете начинающим сотрудникам полиции?

- Сохранять в себе человека. Нужно понимать, что за твоей спиной - граждане страны, которые нуждаются в твоей защите и помощи. Нельзя превозносить себя выше остальных. Да, люди в форме наделены определенной властью, но она не дает право на вседозволенность.

Молодым следователям советую никогда не давать ни потерпевшим, ни преступникам пустых обещаний. Если знаете, что не сможете в работе учесть чистосердечное признание злоумышленника, то не обещайте ему, что облегчите его участь. И советую развивать навыки психолога — без них в профессии придется сложно.

Иван Балин: «Не обещайте ни пострадавшему, ни преступнику»
В начале службы следователя по экономическим прступлениям Ивана Балина, раскрывшего кражу автомобильной резины со склада, отругал начальник. Фото из архива Ивана Балина.
Поделиться в социальных сетях:
×

Напишите нам

Вы также можете предложить новость в WhatsApp: