Новости Армавира
26.21
10.16
Погода в Армавире:
ясно -2
утро +3
день +6
06 : 36
28 января, 2023

Суаре с армавирским акцентом

Виктория Александрова

История. Деньги и знание этикета помогали жителям города становиться «звёздами» званых вечеров

Известный французский писатель Анри Труайя, урождённый Лев Тарасов, в воспоминаниях о детстве, проведённом в Армавире, писал, что единственными развлечениями в городе были прогулки в экипаже вдоль полотна железной дороги и визиты знакомых.
 
Как говорит заведующая научно-просветительским отделом Армавирского краеведческого музея Марина Баздырева, званые вечера были одной из традиций дореволюционного Армавира.

Не позже шести вечера

Армавирское застолье не походило на званые вечера в Москве и Санкт-Петербурге.

 Дореволюционный Армавир был неоднороден как по национальному составу, так и по социальной структуре общества, поясняет Марина Баздырева.  Обеспеченные горожане в конце XIX-начале XX века придерживались правил, заимствованных у российской аристократии, но адаптировали их к местным условиям. Например, на суаре приглашали не позже 18 часов, хотя в столице гостей звали к восьми вечера.

Званый вечер организовывали по определённым поводам: дням рождения, на Рождество Христово, Пасху... Обеспеченные армавирцы созывали гостей, когда хотели сообщить знакомым, что уезжают на длительное время. А вернувшись домой, тоже приглашали к столу.

Звали не только состоятельных горожан, но и священников, врачей, адвокатов. Однако священнослужителей предупредительно не приглашали в гости во время поста.

— В Армавире не проживали представители известных дворянских родов. Поэтому «сливки городского общества» составляли промышленники, предприниматели, врачи, юристы, артисты, — поясняет Марина Баздырева. — Можно сказать, что социальные границы были размыты. В Армавире, быстро разбогатев, легко было войти в высшее общество. «Звёздами» званых вечеров становились благодаря обладанию солидных состояний, владению этикетом или харизме.

В начале XX века Армавир напоминал европейский городок архитектурой, укладом жизни. Это сказалось и на правилах организации застолий. Стали меньше следовать кавказским традициям. Если в середине XIX века армавирская женщина не могла принимать участие в званых вечерах, то уже в XX веке за столом вместе сидели и общались представители обоих полов. Публика собиралась разновозрастная. На светские рауты не брали только детей до 16 лет.

Свадьба с прожектором

Суаре был разделён на несколько этапов: общение до ужина, застолье и общение после. Как пояснила Марина Баздырева, уходить сразу после ужина считалось признаком дурного тона. Документальных свидетельств о том, сколько в Армавире длился званый вечер, не найдено. Как предполагает научный сотрудник музея, учитывая, что город был провинцией, где жизнь текла неспешно, а развлечений имелось немного, мероприятие длилось около четырёх часов. Недаром хозяйки тогда говорили: «Приятно, но утомительно принимать гостей». Поэтому званые вечера устраивали нечасто. Это было накладно, ведь помимо угощений приходилось тратиться на посуду, наряды. Но на светских раутах знакомили молодых людей.

Как отмечают в своих исследованиях армавирский историк Сергей Ктиторов и научных статьях сотрудники городского краеведческого музея, в Армавире проживало много состоятельных людей. Армавирцы равнялись на столицу. Например, незадолго до свадьбы родителей Анри Труайя в городе провели электричество, и дед писателя Аслан Тарасов, чтобы придать церемонии больше великолепия, взял напрокат прожектор, использовавшийся во время царской коронации в Москве. Его укрепили на фасаде дома и подсоединили к динамо-машине, находившейся в конторе торгового дома Тарасовых. Вечером свадебный кортеж, возвращавшийся из недавно выстроенной церкви, внезапно осветили яркой вспышкой. Лошади испугались, горцы стали взывать к Аллаху, нищие протягивали руки к сверкающим лучам, точно к золотому потоку. Так вспоминал Анри Труайя в своей книге «Моя столь длинная дорога».

Сплетни под запретом

Начинался званый ужин с общения. Существовало негласное правило говорить только на приятные темы.

Нежелательно было обсуждать болезни, смерти, чьи-то уродства и так далее. Под запретом находились сплетни, отметила Марина Баздырева. Однако это правило в провинции нарушали.

Анри Труайя писал: «…Единственным развлечением были визиты соседей-армян, приезжавших позлословить».

В Армавире, как и по всей Российской империи, не допускалось негативное обсуждение членов царской семьи. Хотя в русской литературе того времени проскальзывали фразы: «Ах, вы представьте, Его Императорское Величество приобрёл десять автомобилей для своего гаража, и это в наше неспокойное время».

Кому армавирское общество не прощало несоблюдение этикета, так это молодым людям.
 
В то время считали, что репутация это зеркало, и достаточно лёгкого дуновения, чтобы оно помутнело, говорит Марина Баздырева.

Фарфор и лимон

В Армавире стол у обеспеченных горожан сервировали посудой преимущественно из фарфора. Покупали её у зарубежных и отечественных производителей, например, у товарищества братьев Кузнецовых, которое фактически являлось монополистом в Российской империи в изготовлении посуды из фарфора и фаянса.

На стол подавали блюда армянской, немецкой, еврейской и русской кухни. Одновременно могли приготовить бефстроганов и штрумбы мясные. Армавирцы увлекались и модной в то время французской кухней.

Армавир — город южный, кавказский, поэтому столы всегда ломились от угощений. В воспоминаниях Анри Труайя писал, что на свадьбу его родителей закатили пятидневный праздничный пир. На пятый день один из двоюродных дедушек писателя скончался от несварения желудка, после чего праздник завершился.

 Сказывались кавказский колорит и желание поразить гостей, угостить их побольше и повкуснее. Готовили блюда из мяса, в том числе и на открытом огне. Было много хлебобулочных изделий: пироги, лепёшки, поясняет Марина Баздырева.

В Армавире сложилась своя культура чаепития. Местная буржуазия пила на английский манер, купечество совмещало аристократические и простонародные традиции. Интеллигенция не имела возможности накрывать столы, как купцы, но тоже тяготела к аристократическому стилю. А вот простые люди пили чай с хлебом или кятой. Доподлинно неизвестно, ставили ли в Армавире во время званого вечера на стол самовар.

 Пить чай с лимоном это очень по-русски, говорит Марина Баздырева. Родилась традиция как средство от укачивания, когда ездили по плохим дорогам. Кстати, в Армавире купажировали чай.

Подавали на суаре и кофе. В городе работало много кофеен, и популярным товаром были кофемолки.

Испытание вилками

Если в Армавире начала XX века вы хотели прослыть человеком, которого охотно приглашают в гости, необходимо было хорошо знать правила этикета, в том числе и поведения за столом. Например, класть локти на стол запрещалось, положить можно было только запястье. Обязательным было владение всеми столовыми приборами.

Существовало правило: если за столом много приборов, то достаточно двигаться от края приборов к тарелке, поясняет Марина Баздырева. Например, вилки к рыбным и мясным блюдам отличались. Последняя  с привычными для нас четырьмя зубцами. По правилам этикета пользоваться обеденной вилкой следовало с ножом. Прибор держали левой рукой, в правую брали нож. Рыбная вилка  длиной около 18 сантиметров с четырьмя зубцами, которые немного короче, чем у обеденной.

В фондах армавирского музея хранятся ножи и вилки начала ХХ века, есть нож для рыбы. Сегодня такой столовый прибор практически не используют.

Во время застолья правилом хорошего тона считалось не набирать много еды в столовые приборы. Ложку подносили ко рту не кончиком, а боком. Это позволяло не набивать рот едой и не обжечься. Кроме того, так легче поддерживать за столом светскую беседу.

Если же в тарелке вдруг оказывался несъедобный предмет, то привлекать к этому внимание и укорять хозяев считалось признаком дурного тона. По правилам нужно было вести себя так, словно ничего не произошло.

 В такой ситуации за столом поступали настолько тактично, и никто не понимал, что у вас что-то произошло, пояснила Марина Баздырева.

Этикетом вполне допускалось не доесть блюдо. Если кто-то проливал за столом соус или напиток, то гость не должен был вскакивать, затирать скатерть. Главное в этот момент  сохранять спокойствие. Как пояснила Марина Баздырева, Антон Чехов описал такую ситуацию в рассказе «Дом с мезонином»: «Хорошее воспитание не в том, что ты не прольёшь соуса на скатерть, а в том, что ты не заметишь, если это сделает кто-нибудь другой».

Салонные игры

После ужина наступало время для беседы. Уходить сразу после застолья было непринято, поэтому армавирцы из столовой перемещались в гостиную, где непринуждённо общались. Во время беседы пили кофе, играли в азартные или салонные игры. Нередко проводили литературные, музыкальные и театрализованные конкурсы. Но самой популярной игрой того времени были «Фанты», её любили все сословия.

Эта игра сохранилась до наших дней, но стала детской, наверное, потому что после революции игра в фанты не поощрялась обществом. А вот в начале ХХ века она считалась серьёзным испытанием, где давали каверзные задания, например, продекламировать с выражением какой-нибудь стих, представить, что вы гадалка, и предсказать будущее трём понравившимся особам или шепнуть им секрет, — поясняет Марина Баздырева. — В основном все старались давать в игре в фанты задания, соответствующие правилам этикета.

Суаре с армавирским акцентом
Фото Александра Ковязина.
Поделиться в социальных сетях:
Администрация Краснодарского края в соцсетях
Мы в соцсетях
×

Напишите нам

Вы также можете предложить новость в WhatsApp: