Горячие новости

• Записей не найдено

Горельеф с поклоном Екатерине II

В фондах Армавирского краеведческого музея хранится большой бронзовый горельеф (АКМ КП.211, М-1279) с изображением татарских беев и мурз, склоняющихся перед Екатериной II и стоящим за ней Потемкиным. Размеры: высота – 114 см, длина – 121 см.
Появление данного горельефа в Армавирском музее неясно. По сохранившейся легенде в акте приемки-сдачи, он был доставлен в музей из села Успенского Краснодарского края для восстановления фондов в 1946 году, после гибели музея и всех экспонатов во время бомбежки фашистской авиацией в августе 1942 года.
После долгих поисков удалось найти схожее словесное описание горельефа, который был помещен с задней стороны выступа постамента памятника Екатерине II, заложенного 8 апреля 1883 г. в городском саду у реки Салгир в Симферополе. Памятник был установлен по обращению предводителя симферопольского дворянства В.П. Попова к губернатору А.Н. Всеволожскому с предложением воздвигнуть памятник Екатерине Великой.
Средства на памятник (92 тысячи рублей) собирали по всей Российской империи по подписке (большую часть пожертвовало дворянство губернии, царь Александр III – 5 тысяч рублей). Проект памятника составили скульптор Н.А. Лаверецкий и архитектор И.В. Вольф. В Петербурге были изготовлены отдельные фрагменты памятника, которые были доставлены в Симферополь. 18 октября 1890 г. он был торжественно открыт.
Основанием памятника послужил постамент серого и красного гранита. На нем возвышалась бронзовая фигура Екатерины II в платье с орденской лентой и с накинутой мантией. Левая рука императрицы была приподнята, правая держала скипетр и лист бумаги, опираясь на невысокую колонну. Под фигурой надпись – «Екатерине II в царствование императора Александра III». На выступах в средней части постамента помещались бронзовые фигуры и бюсты сподвижников императрицы. С передней стороны стояли фигуры князей Потемкина и Долгорукова в военных мундирах с орденскими лентами. Под ними было вырезано: «Светлейший князь Григорий Александрович Потемкин-Таврический, князь Василий Михайлович Долгорукий-Крымский». По правую руку от Екатерины помещался бюст А.В. Суворова, по левую – Я.И. Булгакова, русского посла в Турции, добившегося признания присоединения Крыма.
С задней стороны находился большой бронзовый барельеф с изображением татарских беев и мурз, склоняющихся перед Екатериной и стоящим за ней Потемкиным. Ниже барельефа помещался герб Таврической губернии с надписью: «Таврическое дворянство при участии всей России, в память столетия присоединения Крыма. 1783—1883». Вокруг памятника были поставлены красивые фонари.
1 мая 1919 г. памятник был снесен большевиками. 1 октября 1919 г., вскоре после победы в Крыму добровольческой армии Деникина, памятник Екатерине был вновь восстановлен. Потом «красные» опять вернули себе Крым. В 1921 г. статуи Екатерины, Потемкина, Долгорукова, Суворова и Булгакова демонтировали.
Постамент использовали для композиции «Освобождение Крыма как этап борьбы за торжество мирового пролетариата» – на месте Екатерины установили фигуру пролетария. Доминирующей фигурой композиции являлся титан, олицетворявший образ восставшего народа, который молотом, взметнувшимся в высоко поднятой руке, наносил удары по железной цепи рабства, сковывавшей народы мира. Разрыв в одном месте цепи, сжимавшей земной шар, символизировал, по-видимому, победу пролетариата пока еще в одной стране, каковой стала Советская Россия.
7 ноября 1921 г. памятник был открыт. Основную фигуру – титана – дополнили установленные на выступах постамента три бюста, соответственно: на центральном – К. Маркса, правом – Л.Д. Троцкого, на левом – В.И. Ленина.
В 1940 г. на этом месте (на новом пьедестале) поставили памятник В.И. Ленину, разрушенный в период оккупации фашистами. В 1944 г. памятник восстановили, поставив уже на этом пьедестале Ленина меньшего размера. В 1970 г. и этот памятник разобрали, соорудив на этом месте фонтан.
Потянулись долгие переговоры с «украинскими» коллегами Симферопольского музея, которые доказывали, что наш горельеф никакого отношения к памятнику Екатерине не имеет. Памятник Екатерине полностью переплавлен, тому есть документальное и фотоподтверждение. После возвращения Крыма удалось выехать в Симферополь.
памятник_ЕкатеринеНачались архивные поиски, и нашли документы «Опись №36 эвакуированных экспонатов Центрального краеведческого музея Крым АССР» 18 октября 1941 г., где значится среди экспонатов, вывезенных из Крыма в Краснодар, а затем в Армавир, «Горельеф бронзовый, изображающий встречу Екатерины II, сопровождаемой Потемкиным с крымскими мурзами во время путешествия Екатерины по Крыму в 1787 г.».
Правда, крымские коллеги попытались настоять на своем, мотивируя тем, что описание не соответствует описанию горельефа с памятника. Опять же, все экспонаты, вывезенные из Крыма в Армавир, погибли во время бомбежек Армавира. Совершенно случайно удалось найти фотографию памятника – вид сзади и при увеличении хорошо виден «наш» горельеф. Хорошо, но как он оказался в Армавире? В тот страшный 1941 год южная группировка немецко-фашистских захватчиков рвалась в Крым.
В первые месяцы Великой Отечественной войны над двадцатью шестью музеями Крыма реально нависла угроза потери коллекций ввиду быстрого приближения фашистских войск. Особой опасности подвергались уникальные художественно-исторические ценности Алупкинского и Бахчисарайского дворцов-музеев, Симферопольской и Севастопольской картинных галерей, галереи им. Айвазовского.
Поистине гражданский и профессиональный подвиг совершали музейные сотрудники, эвакуируя бесценные собрания под артобстрелами, бомбежками, сумев в условиях перегруженности железных дорог, отсутствия финансирования, военной «неразберихи» в сохранности довезти их вглубь советского тыла. Оставшиеся на захваченной территории музейные специалисты с риском для жизни спасали музейные ценности от грабежа оккупантов.
27 июня 1941 г. ЦК ВКП(б) и Совет Народных Комиссаров СССР издали постановление «О порядке вывоза и размещения людских контингентов», где определялись главные задачи и первоочередные объекты эвакуации. Принцип очередности эвакуации зависел от складывающейся обстановки, типа и значения учреждения.
По указанию Совета по эвакуации Народный комиссариат просвещения РСФСР разработал общий план эвакуации музеев. Областные и районные музеи эвакуировались при поддержке местных отделов народного образования. По степени ценности фонды всех музеев, центральных и части местных, были разбиты на три очереди – три срока. Эвакуация первой очереди была в основном завершена в июле 1941-го. К началу августа 1941-го фашистские войска вышли к Днепру. В полосе обороны Юго-Западного и Южного фронтов стала неизбежной массовая эвакуация из Крыма.
Трагическая участь постигла реликвии Керченского историко-археологического музея (19 ящиков) и Центрального краеведческого музея Крымской AССP (30 ящиков, г. Симферополь). В сентябре 1941 г. директор музея Ю.Ю. Марти и представитель Керченского горисполкома Ф.Т. Иваненко вывезли через Керченский пролив на Тамань 1156 наиболее ценных экспонатов, а именно египетские вещи, чернофигурную и чернолаковую керамику, терракоту, мраморные статуэтки и рельефы, изделия из стекла, кости, бронзы, серебра, золота и 157 дел музейного архива. Уполномоченный наркомата просвещения Крымской AСCP А.А. Шиндель вывез в Армавир 14972 монеты, 1319 единиц учета археологического материала, 1193 предмета этнографии, 3837 книг из библиотеки «Таврика», в том числе краеведческой литературы на русском языке – 1119 экз., на иностранных языках – 685 экз., альбомов и атласов – 59 экз.; исторических и географических карт – 873 экз., гравюр – 946 экз., книг из бывшей библиотеки А.Л. Бертье-Делагарда – 77 экз., изданий Таврической ученой архивной комиссии и редких книг – 78 экз. Ю.Ю. Марти в дороге заболел и вынужден был остаться в Краснодаре, а Ф.Т. Иваненко сдал груз Армавирскому горисполкому.
В августе 1942 года, накануне захвата Армавира немецкими частями, заведующая секретной частью горисполкома А.М. Авдейкина доставила чемодан с золотыми и серебряными монетами, бляшками, браслетами, подвесками, кольцами, пряжками в станицу Спокойную и поместила в местном отделении госбанка, а оттуда они попали в Спокойненский партизанский отряд. Но о «золотом чемоданчике» позже…
В ноябре 1941 г. германские войска оккупировали весь Крым, кроме Севастополя, оказывавшего врагу мужественное сопротивление до июля 1942 г. Захваченная территория покрылась сетью комендатур.
Наряду с военной появилась и гражданская администрация в лице городских и районных управлений и управ. Уверовав в свою окончательную победу, гитлеровцы рассчитывали превратить полуостров в образцовую курортную область. Причем наряду с восстановлением деятельности различных промышленных, сельскохозяйственных, торговых, коммунальных предприятий.
Определенное внимание обращалось нa возобновление функционирования культурно-просветительных учреждений. В этом был свой резон. Дело в том, что фашисты захват полуострова пытались оправдать «историческим правом» на Крым, как на землю своих предков-готов. Теория о крымских готах явилась одним из многих постулатов, выработанных пропагандистами Третьего рейха и выражавших агрессивную устремленность внешней политики фашистской Германии. Поэтому не случайно в газете «Голос Крыма» от 5 марта 1942 г., издаваемой Симферопольским городским управлением с санкции германского командования, появилась статья директора Керченского музея А.А. Шевелева «Готское государство в Крыму».
В ней, в частности, утверждалось: 1) Крым со II в. н. э. принадлежал предкам нынешних немцев-готов; 2) крымские готы, несмотря на различные исторические события, происходившие на полуострове, сохранили свою культуру, самостоятельность и даже имели здесь со II в. по ХV в. свое особое государство – Крымскую Готию.
Аналогичные статьи публиковались и в германской прессе. Так, немецкий профессор Штампфус поместил в газете «Дойче цайтунг» от 21 февраля 1943 г. материал под заголовком «Рассвет и закат одного германского племени». Он предлагал искать последних кровных крымских готов среди греков, депортированных из Крыма на северное побережье Азовского моря в 1778 г.
Само собой разумеется, что для пропаганды искусственно созданной готской теории ее проводникам понадобились доказательства. Их как раз и надеялись получить через вещественные памятники-экспонаты о готах, широко представленные до войны в крымских музеях, где вплоть до середины 1930-х годов существовали даже особые отделы «Крымской Готии». Отсюда происходил тот повышенный интерес, который немцы проявляли к музейным собраниям Крыма.
Другая сторона этого интереса заключалась в проведении так называемой операции «Линц». Речь шла о реализации затеи А. Гитлера – создать в Линце (Австрия) самый большой музей всех времен – уникальное собрание произведений искусства из всех порабощенных стран. Ее осуществление поручалось ведомству рейхсфюрера СС Г. Гиммлера. 1 марта 1942 г. Гитлер особым указом назначил ответственным за вывоз награбленных в оккупированных землях культурных ценностей рейхсляйтера восточных областей А. Розенберга. Оперативный штаб (айнзацштаб) А. Розенберга дислоцировался в Берлине. Его отделения размещались в Киеве, Минске, Риге, Таллине, Ростове, Симферополе. Учреждения культуры Крыма: музеи, библиотеки, архивы курировало Крымское отделение айнзацштаба во главе с гауптайзатцфюрером Шмидтом. Сюда ежемесячно с ноября 1942 г. представлялись отчеты о проделанной работе. Библиотеки получили четкое указание по комплектации книжного фонда.
Основным хронологическим критерием отбора являлся 1917 г. Вся литература, изданная в советское время, за исключением технических, хозяйственных, естественно-научных, исторических, философских произведений, написанных ранее, но только переизданных, подлежала немедленной конфискации. Деятельность Центрального и Исторического архивов была нацелена на выявление документов по истории немецких поселений в Крыму, освещавших землевладение, религиозное мировоззрение, образование, медицинское обслуживание.
19 мая 1942 г. в ведение айнзацштаба перешел Керченский археологический музей, в котором тогда хранилось 5514 экспонатов. Его директором оккупанты назначили А.А. Шевелева, заслужившего их доверие выдачей тайника в подвальном помещении музея, где были спрятаны 16 ящиков со стеклом и хрупкой античной керамикой. Открывшаяся спустя два месяца музейная экспозиция не шла ни в какое сравнение с предвоенной.
В доказательство этого можно привести выдержку из статьи, опубликованной в газете «Голос Крыма» от 2 мая 1943 г.: «…вот сейчас в апреле 1943 г. музей Керчи стоит сиротинушкой… Одна только копия имеется в музее – это копия золотой маски боспорского царя Рескупорида. Но и эта копия не золотая, а бронзовая… Все, что выставлено в настоящее время в музее, настолько неполно и материально бедно, что, можно сказать с глубокой грустью, смотрит на своих собирателей античная эпоха с холмов Митридата…».
Единственным приобретением Керченского музея стал мраморный саркофаг весом 5 тонн, перевезенный в июле 1943 г. из Тамани. Стенки саркофага украшали рельефные фрагменты из розеток, по верхнему и нижнему краям проходили два тонких фриза. Крышка имела два фронтона с вырезанными внутри розетками и сверху акротериями в виде пальметок из стилизованных листьев аканфа. Этот единственный целый боспорский саркофаг IV в. до н. э., найденный в 1916 г. в одном из курганов, хранился в Таманском музее. В 1941 г. во время военных действий музей был разрушен, но саркофаг уцелел. Транспортные средства для перевозки выделил комендант Керченского морского района. Саркофаг установили в гробнице Мелек-Чесменского кургана. Пополнение музейного фонда пытались осуществить через покупку у местного населения предметов, имевших историческую или художественную ценность, или путем обмена на продукты питания. При поддержке оккупационных властей небольшие ремонтные работы были произведены на подведомственных музею археологических памятниках: склепе Деметры, Царском кургане.

А. ЛОПАТИН, заведующий отделом археологии и палеонтологии Армавирского краеведческого музея, член Краснодарского регионального отделения Русского Географического общества.

Похожие новости

Прокомментировать

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

© ООО Редакция газеты «Армавирский собеседник». При использовании материалов обязательна активная гиперссылка на сайт «Новости Армавира». Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.