62.95
70.56
Погода в Армавире:
облачно с прояснениями +22
ночь +20
утро +27
21 : 48
17 июля, 2019
Панкратов-Черный в Армавире: «Солнцу радуйся в небе синем...»

Панкратов-Черный в Армавире: «Солнцу радуйся в небе синем...»

Недавно на сцене Армавирского драматического театра прошел спектакль «Заложники любви» в главной роли с Александром Панкратовым-Черным.

  • Маэстро комедийного жанра Панкратов-Черный в жизни очень серьезный и вдумчивый. Общаясь с ним, сразу попадаешь под его невероятное обаяние. Разговор с известным актером получился по-настоящему откровенным.
    — Ваша фильмография —  это более ста фильмов. И практически каждая лента — стопроцентное попадание в душу. Но это, в основном, культурный продукт ушедшей эпохи. А какое кино нужно ­современному человеку?
    — Искреннее. Молодежь, пришедшая сегодня в кинематограф, помешалась на американском, западном кино и подражает ему, теряя собственную индивидуальность. В американском и европейском кинематографе много шедевров,  а подражают ширпотребу, который заполонил наши кинотеатры. С экранов ушла серьезная драматургия. Да и люди зачастую обращаются к классике, не имея достаточного интеллектуального уровня, отсюда поверхностное ее прочтение. 
    Сейчас на всех телеканалах показывают телесериалы. Их актеров называют говорящими головами. Они просто произносят текст... А где игра? Где характеры? Актеры к своей профессии стали относиться легкомысленно. Многое зависит и от технологии телевизионной работы. Я сейчас снимаюсь в нескольких сериалах, выработка в день колоссальная: нужно сдавать по 400?—?600 метров полезного метража в сутки. На репетиции нет времени, нет его и на то, чтобы режиссер с актером заранее оговорили роль, характер его персонажа, что было до его появления в кадре. Этого не делается,  поэтому в актерской игре зачастую нет глубины. Также в современном кино очень много технических приспособлений, к сожалению, живой человек, попадая в эту технологическую среду, теряется. Он выполняет чисто физические действия: бегает, прыгает. Что ни детектив, то постреляли, подрались, сказали 2—3 текста, и сцена закончилась... 
    — У театра — особая культурная роль. Что позволено в кино, не позволено в театре...
    — Наоборот, в театре я позволяю себе быть свободным. Я счастлив, что  прекрасная актриса Нина Усатова вернула меня на театральные подмостки. Сегодня я не прикреплен ни к одному театру,  играю антрепризы в Москве, Петербурге, Канаде, Германии, Америке, Испании. Очень часто гастролирую в Карловых Варах. Я играю то, что мне хочется. 
    — В вашем творчестве был период режиссерской работы...
    — Я ушел из режиссуры, когда мою последнюю картину «Ниппель» положили на полку. Ходили слухи, что Ельцин сказал: «Это, понимаешь, удар по нашей демократии». И фильм 8 лет пролежал на полке. До прихода нынешнего президента его нигде не показывали. Сейчас «Ниппель» можно увидеть в интернете, продается он и на кинорынках. В нем я в 1992 году предсказал, что в 1993 году произойдет штурм Белого дома. И народ у меня в финале фильма расходится, ничего не добившись. Все, как сложилось в жизни.
    — Режиссер — это свое­образный мыслитель. Его задача — не только обнажить проблемы общества, но и показать человеку духовную опору. Ваши фильмы о чем? Что в них духовная опора?
    — Я показываю метущуюся душу главного героя и метущуюся душу чиновника, который обращается к народу. Он понимает боль народную, пытается успокоить собравшихся: «Люди добрые, ну что вы суетитесь. Это же система Ниппель, из нее непросто выйти». Он сопереживает, но ничего не может сделать. Я специально взял на роль чиновника Бамбука Анатолия Борисовича Кузнецова, которого вся страна знает по герою Сухова из «Белого солнца пустыни». И моя картина — это своеобразные размышления о том,  что стало бы с пламенным революционером Суховым, попади он в наше время?.. Превратится в такого же чиновника, как Борис Николаевич Ельцин, и в 1993 году залезет на танк. 
    — Вы поддерживали Ельцина?
    — Поддерживал, я очень ему верил, верил в демократию. 
    — А сейчас?
    — Сейчас со стороны виднее, много анализирую, думаю над тем, что произошло в ельцинскую эпоху: много предприятий погибло, масса безработных, был устроен страшный дефолт, пенсионеров лишили всех накоплений...
    — Как казачья закалка помогает вам в работе?
    — У меня дедушка потомственный донской казак по материнской линии. Он служил в охране царей в четвертом поколении. Дед часто говорил мне: «Заруби на носу: служить надо отечеству, а не власти». Стараюсь этому следовать.
    — Александр Васильевич, вы — член Союза писателей России, ваши стихи звучали при открытии Храма Христа Спасителя. Расскажите об этой стороне своего творчества.
    — Еще я член Ассоциации писателей Европы. У меня вышли две серьезные, последняя составлена дочерью известного поэта Марией Арсентьевной Тарковской. Сейчас готовлю к изданию еще одну большую книгу. Вот из последнего:
    Отечество —  понятие, идущее от Бога.
    Ах, Россия, моя Россия, непонятная никому,
    Солнцу радуйся в небе синем 
    И проваливайся во тьму.

Поделиться в социальных сетях:
×

Напишите нам

Вы также можете предложить новость в WhatsApp: