Новости Армавира
71.88
78.44
Погода в Армавире:
ясно +9
утро +18
день +18
00 : 19
25 мая, 2020

Девочка войны

Зинаида Катуржевская

К 75-летию Победы. Подростком Раиса Шорохова участвовала в организации побегов пленных красноармейцев

Девочка войны
Подростком Раиса Шорохова пережила фашистскую оккупацию и стала очевидцем прорыва частями Красной Армии Миус-фронта. Фото из личного архива Раисы Шороховой.
  • К юбилею Победы Раисе Шороховой из Армавира исполнится 91 год. Ее жизнь — это история страны, пережившей немало трагических периодов и возрожденной людьми, верящими, что нет у человека ничего дороже Родины.

    Эта убежденность воспитана у ее поколения четырьмя годами самой жестокой  войны XX века, которую она пережила подростком.

    Горе пришло

    В первый день войны жители села Кульбаково Матвеев-Курганского района Ростовской области вышли на улицы — слушали правительственное сообщение. Голос Левитана звучал как-то особенно. Все непривычно молчали. В сознании 12‑летней девочки все спуталось: «немецко-фашистские захватчики», «без объявления войны», «атаковали границы»… 

    Границы… Это же далеко. Но было тревожно. Мужчины уходили на фронт. Бабушка проводила пятерых сыновей. Среди них и отец Раи. 

    С тех пор девочка видела бабушку чаще всего молящейся на коленях перед иконами. А вскоре пришло известие, что железнодорожный состав, в котором находился отец Иосиф  Клименко, разбит фашистской авиа­цией в Киеве. 

    В те годы горе пришло в дома селян. Братьям Раи было 9 и 13 лет, они рвались на фронт драться с врагом, который то отступал, то с еще большей жестокостью наступал. Мальчики помогали саперам при разминировании огородов, полей.

    Ненависть

    Осенью 1941 года, когда селяне убирали с огородов урожай, во двор Клименко ворвались фашисты и с криками «Weg! Weg!» (Прочь! Прочь!) стали загонять всех в дом. Поставили хозяев к стенке, угрожая оружием, стали спрашивать: «Партизанен?» От испуга никто не проронил ни слова. Немцы злились: 

    — Вы партизанен? 

    — Нет. 

    — Где фатер? — не унимался фашист.

    Ему объяснили, что отец погиб в Киеве. Оккупант что-то кричал, размахивая пистолетом. А потом захватчики пошли по двору ловить кур, залезли в подвал. Грабили, угоняли скот.  

    — У соседей убили всю семью, осталась только невестка с младенцем на руках, которая не сразу пришла в себя от происходящего, — вспоминает Раиса Иосифовна. — Люди друг другу старались помочь, но фашисты не позволяли этого сделать, жестоко расправляясь с тем, кто ослушался. 

    Четверо мальчишек, увидев немецкую машину, с любопытством стали ее разглядывать. Выскочил немец, стал кричать: «Партизанен! Партизанен!» К нему присоединились другие. Схватили мальчиков, загнали в сарай и расстреляли. 

    У людей росла ненависть к фашистам. Раины братья по ночам подползали к немецкой технике, откручивали болты, гайки и бросали их в колодец. 

    Сила бабушкиной молитвы

    Впервые Рая увидела пленных красноармейцев на колхозном дворе. Офицеров спустили в подвал и всех расстреляли. Солдатам три дня не давали еды. Рая с мамой потихоньку носили им хлеб и воду. Было страшно, но девочка по-пластунски подползала к месту, где их держали, и, дождавшись, когда часовой повернет за угол, бросала им еду. 

    Однажды ее заметил часовой. Стала убегать, немец — за ней, стреляя вслед. Рая успела перелезть через забор и добежала до дома бабушки. Бабушка молилась. Услышав «За мной немец гонится, сейчас убьет», показала рукой под кровать, где были сложены тыквачи. Внучка «нырнула» под пружину, потянув на себя рядюшку. Крепко сцепила зубы, чтобы не стучали. 

    Немец вбегает в комнату, кричит «Киндер!», а бабушка молится. Развела руками и показала на улицу. Фашист в растерянности заглянул под кровать, а там битком набито тыквачами. Ушел ни с чем. Позже Рая пыталась залезть под кровать, у нее ничего не получилось. Вот она, сила страха. 

    Побег через Миус

    Пленные организовали побег. Рая с мамой им помогли. Когда красноармейцы незаметно пробрались к их дому, мама отдала им дедовские да отцовские штаны и рубахи.

    Переодетые солдаты шли к реке Миус, протекающей в конце огорода — здесь ее можно было перейти вброд. А дальше, кому как повезет — дорога на Ростов. 
    Рая же брала коромысло с ведрами, в которые укладывала оставленное  пленными тряпье, спускалась к реке. В тряпки заворачивала камни и бросала их на глубину, потом набирала воды и шла домой. Так многим пленным удалось сбежать. 

    Оккупанты всполошились, а сосед-полицай указал на Раю. Фашисты пришли к девочке домой. Схватили: «Давай солдат!» Та пожимает плечами, мол, не знаю, ходила по воду — вон в ведрах стоит. Приставили пистолет к горлу. А Рая говорит: «А если увижу солдата, куда сообщить?»  Фашист убрал пистолет, стал вместе с  соседом-полицаем что-то объяснять, но она их не слышала. 

    Через несколько дней Рая опять провожала беглецов к Миусу. 

    Черный ворон

    Немцы долго хозяйничали в селе, рядом с которым проходил Миус-фронт — укрепленный оборонительный рубеж вермахта. На другом берегу реки находилась стратегически важная высота «Черный ворон». Сельчане называли ее Грековой горой. Оттуда село видно было, как на ладони. 

    Советские войска несколько раз пытались выбить немцев с высоты. Бои шли ожесточенные. 

    Местные жители прятались в вырытых ямах. Однажды, когда вдруг затихло, услышали стон. Рая поползла к раненому. Осколком ему оторвало пятку. Как быть? С «Черного ворона» заметно каждое движение, все простреливается. Раиса Иосифовна до сих пор не понимает, как ей удалось вытащить из-под завала солдата. Ползком они добрались к дому, а там раненого забрали и переправили в госпиталь.

    Когда бой утих, смогли зайти в дом. А там... От взрывной волны икона Божьей Матери стала золотой. Отчего так произошло, никто не смог объяснить. 

    Было и еще чудо. Жила в селе гадалка. Мама к ней не ходила. Но когда пришла весть о гибели отца, Рая  уговорила сходить. Гадалка сказала, что Иосиф Семенович жив и скоро будет дома. Так и вышло. Потом он снова воевал в действующей армии, под Сталинградом его тяжело ранило. Лечился по госпиталям и домой вернулся в 1947 году инвалидом.

    Части Красной Армии наступали, и, готовясь к решительному удару по врагу, командование приняло решение о выселении жителей за 50‑километровую зону безопасности. Рая с мамой и братьями тоже ушли, оставив дом. 

    Высоту «Черный ворон» взяли штурмом 19 августа 1943 года. Третий салют в истории Великой Отечественной войны давали в честь прорыва Миус-фронта. Война отступала на запад. В мирное время в честь воинов, штурмовавших эту высоту, установили памятник «Пушка». 

    Незалечимая память

    Семья Клименко вернулась в разрушенный дом. После уроков в школе Рая работала в колхозе. Окончив девятый класс, поехала в Таганрог поступать в техникум. По направлению на завод «Желдормаш» приехала в Армавир, где и осталась. 

    Работала мастером в сборочном цехе. 40 лет отдала предприятию. Раиса Иосифовна Шорохова — ветеран труда, к 100-летию В.И. Ленина награждена медалью «За доблестный труд». Воспитала  с  мужем, участником войны, двух сыновей. Уже взрослые внуки, подрастают правнуки.

    … Держа в натруженных руках медаль «75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», которую ей вручила симпатичная, улыбчивая девушка, Раиса Иосифовна разволновалась. По ее щекам, изборожденным морщинами, как по бороздкам земли, потекли слезы. В них — боль тех страшных военных лет.

    Седая женщина как будто говорила: «Земля родная, что пережить пришлось твоему народу? Но выстоял и выжил, не растерял добра и помог тебе расцвести снова. Земля и люди залечили раны, но осталась память, общая для всех. Святая память!» 

Поделиться в социальных сетях:
×

Напишите нам

Вы также можете предложить новость в WhatsApp: