Новости Армавира
76.04
90.01
Погода в Армавире:
ясно +11
день +27
вечер +25
07 : 12
22 сентября, 2020

Актеру Армавирского театра драмы и комедии Павлу Бойко исполнилось 55 лет

Анна ОМЕЛЬЧЕНКО

Павел Бойко: «К 55 годам понял, что ничего не умею».

Справка «АС»

Павел Бойко родился 11 мая 1965 года в Ставропольском крае. Вскоре семья переехала на Кубань. Но школу Павел  заканчивал уже в Норильске.  После ее окончания юноша поступает в Казанское театральное училище. Проучившись полтора года, уходит в армию. После демобилизации поступает в Иркутское театральное училище и оканчивает его в 1991 году. 

По распределению попал на Дальний Восток, в Благовещенск, в Амурский государственный областной Театр драмы и комедии. Позже работал в Кемеровском областном драматическом театре. Играл на сцене Таганрогского Чеховского театра, в Театре Северного флота в Мурманске. В конце 1990-х с семьей перебрались на юг. Здесь и познакомился с Александром Абеляном — директором Армавирского театра драмы и комедии, в котором работает с 1998 года.
 

Актеру Армавирского театра драмы и комедии Павлу Бойко исполнилось 55 лет
Павел Бойко, актер Армавирского театра драмы и комедии. Фото Александра Ковязина.
  • У заслуженного артиста Кубани в городе большое количество поклонников, его узнают на улицах. 

    — Это профессионал высокого класса, — говорит о нем армавирский театрал Татьяна Волкова. — Он харизматичен, начитан, эрудирован и невероятно трудолюбив. 

    В канун дня рождения актера корреспондент «АС» побеседовала с юбиляром.

    Верю Аль Пачино

    — Вы всегда хотели быть актером? 

    — В детстве я собирался стать агрономом, ведь мы тогда жили на Кубани. Но вмешался… Чехов! Я «заболел» театром после случайно увиденной постановки школьного драмкружка по чеховской пьесе. Молодые люди ищут в актерской профессии признания и славы. Когда мы поступали в театральное училище, нам казалось, что мы все гении. Потом понимаешь, что талант с годами становится все меньше. К своим 55-ти я понял, что ничего не умею.

    — Кем бы Вы стали, если бы не пришли в актерскую профессию?

    — Из меня получился бы неплохой повар. Я это понял, находясь в самоизоляции. По словам жены, борщ у меня получается лучше, чем у нее.

    — Когда начинали свой профессиональный путь, кто для вас из актеров был камертоном?

    — Когда учился в театральном училище, один из режиссеров сказал, что у меня итальянский типаж внешности. Это произвело впечатление — мне нравился Аль Пачино. Каждая его работа приводила в восторг. Я ему верю.

    После Гамлета — на пенсию

    — Есть ли у Вас персонаж, чью судьбу хотели бы изменить?

    — Нет. Иначе это были бы другие истории. Юрий Ковалев, главный режиссер театра, говорит, что если бы Ромео и Джульетта не умерли, а поженились, кто знает, может, через год они разлюбили бы друг друга, и не родилось бы красивой истории любви.

    — Из героев, которых играете, кто больше Вы?

    — Их нет. Просто где-то больше, где-то меньше мой герой похож на меня. Даже если играю отрицательного персонажа, то пытаюсь понять его поведение, по воле каких обстоятельств он поступил именно так. Каждый из нас способен совершать плохие поступки.

    — Кому из героев Вы больше всех сострадаете? 

    — Всем. Сострадать можно не только несчастному, но и достаточно успешному герою. Казалось бы, у него все есть, он ни в чем не нуждается, но, как правило, именно таким героям нелегко — им скучно жить. 

    — Какая роль принесла наибольшее артистическое счастье? 

    — Их немало. Если зрителю нравится, как ты раскрыл героя, то и сам испытываешь удовлетворение.

    — Вы переиграли много ролей, а в каком амплуа хотели бы себя попробовать?

    — Я переиграл, пожалуй, все, что можно было, кроме Гамлета. Очень жалею, что не сыграл Зилова в пьесе Вампилова «Утиная охота». Уже был утвержден на эту роль, но уехал в Мурманск — из театра пришел вызов. Теперь осталось сыграть Гамлета, и можно идти на пенсию.

    Включая душу

    — Актерство — это творчество или технология? 

    — Когда знакомишься с ролью, то пробуешь ее технически. Но играть без эмоций нельзя — на сцене же люди, а не роботы. Поэтому ближе к выпуску спектакля подключаешь фантазию, творчество, включаешь душу.

    — Допускаете ли Вы других людей в работу над ролью?

    — Только режиссера. Он знает, что делает, и видит конечный результат. Иногда могу прислушаться к советам жены — она тоже актриса. Коллег в данном случае лучше не слушать. Каждый актер видит решение роли по-своему.

    — Принято считать, что актеры — люди подневольные. А существует ли внутренняя свобода актера?

    — Актер действительно подневолен. Отказаться от роли не можешь — будь добр принять ее, даже если хотел сыграть совсем другого героя. Но у актера должна быть свобода творить. Режиссер всегда примет мудрый совет от актера, если он улучшает конечный результат. Юрий Ковалев всегда говорит: «Если коррективы по существу, то я всегда «за».

    Между театром и кино

    — С каким чувством Вы выходите на сцену?

    — Всегда с волнением. Алиса Фрейндлих говорила: «Я не верю, что актер не волнуется. Мне уже 80, а я все равно выхожу на сцену и волнуюсь».

    — Какой спектакль из тех, где сейчас играете, самый близкий по духу?

    — Каждый из них дорог — они разные по жанрам, по сложности. В некоторых спектаклях работать легко. Другие даются тяжело. Есть постановки, заставляющие актера волноваться до финала. А зритель говорит, что эта твоя роль была одной из лучших. Но наиболее близки постановки «Жизнь есть сон» по пьесе Кальдерони, где я играл Сехисмундо, «Прошлым летом в Чулимске» Вампилова, где был следователем Шамановым. Эти роли мне близки по духу, характеру. Кстати, роль Шаманова многие сравнивают с Гамлетом.

    — У Вас есть одна работа в кино. Вы не рассматриваете возможность снова сняться?

    — В 2004 году в сериале «Конвой PQ-17» я сыграл свою первую кинороль — летчика, полковника Илью Мазурука. Этот художественный многосерийный телевизионный фильм снят по роману Валентина Пикуля «Реквием каравану PQ-17». Если предоставится возможность снова сыграть в кино, думаю, мало кто из театральных актеров откажется. Однако с нашей плотной занятостью, сложно подогнать график — в провинциальном театре работа кипит постоянно.

    Оставаться ребенком

    — Чем жизнь актера отличается от жизни обычного человека?

    — Да ни чем... Я вышел из театра после спектакля на улицу, и уже просто Паша. Люблю общаться с друзьями. Готовлю на кухне борщ, хожу в кино, гуляю, отдыхаю...

    — Возможно ли развитие актера в провинциальном театре?

    — Конечно. Когда только начинаешь, тебе дают маленькую роль, потом — больше и сложнее. И вот ты уже достоин главной роли. Словом, нет предела совершенству.

    — На Ваш взгляд, что является главной задачей актера, его миссией?

    — Чтобы зритель после спектакля задумался о смысле жизни, стал хоть чуточку добрее, внимательней. Если это происходит, значит, ты трудишься не зря. А еще театр спасает. Людей, их отношения. Вот пришли на спектакль муж с женой, все у них в совместной жизни сложно. А посмотрев спектакль, они начали лучше относиться друг к другу.

    — 55 лет — это для актера много?

    — Трудно сказать. Совершенно не чувствую себя зрелым. Хочется еще похулиганить. Мне кажется, если перейти грань между непосредственностью и взрослостью, серьезностью, то нужно уходить из профессии. Внутри актер должен оставаться ребенком. 
     

Поделиться в социальных сетях:
×

Напишите нам

Вы также можете предложить новость в WhatsApp: