Новости Армавира
75.86
90.46
Погода в Армавире:
ясно +9
вечер +4
ночь 0
15 : 09
29 ноября, 2020

С духом ушедшей эпохи

Анна ОМЕЛЬЧЕНКО

«Я прирожден к этому месту», — писал Александр Солженицын об усадьбе деда, расположенной под Новокубанском.

С духом ушедшей эпохи
Дом деда Солженицына построен по проекту архитектора, приглашенного из Австрии. Фото Александра Ковязина.
  • Чтобы попасть в храм Покрова Пресвятой Богородицы в микрорайоне КНИИТиМ — научно-исследовательского института по испытанию сельскохозяйственных технологий и машин — Новокубанска, нужно пройти мимо спортклуба, расположенного в дореволюционном здании хозяйственного назначения и обогнуть стоящую в ста метрах советскую пятиэтажку. Молитвенный дом расположен в окружении высоких многолетних сосен в старом парке. 

    Сто лет назад это была усадьба крупного землевладельца Захара Щербака, деда знаменитого русского писателя Александра Солженицына.

    Барин из простолюдинов

    — Вместе с Захаром Федоровичем в доме проживали его жена Евдокия Григорьевна, сын Роман, дочери Мария и Таисия — мать писателя, — рассказывает  настоятель храма протоиерей Валерий Скриганюк. — Захар был человеком сильным, деятельным и богатым. 

    Говорят, местные жители до сих пор вспоминают добрым словом «барина из простолюдинов». Он один из первых в городе провел водопровод, который действует и поныне. Для своих работников Захар Щербак строил жилье, что тогда было редкостью. Этим мудрым  решением помещик не только поощрял, но и как-бы «привязывал» их семьи к своему имению. 

    Дед Солженицына на Кубань приехал со Ставрополья после принятия в 1886 году закона, разрешавшего лицам невойскового сословия селиться на казачьих землях и приобретать на ней недвижимость. Он не принадлежал к знатному роду, был малограмотным, происходил из бедных украинских переселенцев, не имел наследства. Однако большое желание, трудолюбие, природная жажда  знаний, деятельности и напористость позволили ему, будучи чабаном, нанимавшимся пасти чужих овец, вырасти в богатого помещика, имевшего 6 тысяч десятин земли. Щербак многому  научился у соседа — барона Штейнгеля, у которого начинал службу. Именно с его легкой руки Захар был принят в высшее общество.

    Чтобы было красиво   

    Но «барина из простолюдинов» заботили не только рост своего благосостояния и комфортное существование работников, но и эстетика, красота территории своего имения.

    Когда дед Солженицына решил построить большой особняк из кирпича в два этажа, то пригласил архитектора из Австрии. При обустройстве дома все было продумано до мелочей: жалюзи на окнах внутри и ставни снаружи служили отличной защитой от летней жары, собственная дизельная электростанция, несколько линий водопровода. 

    —  Деревья для парка усадьбы Щербака завозили из Крыма, в оранжерее цвели олеандры и пальмы, а перед домом был разбит настоящий английский газон. В парке обустроили овальной формы пруд, рядом с которым бил фонтан, — рассказывает настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы. 

    Дед Захар разъезжал по станице на собственном «Роллс-Ройсе». 

  • Упадок цивилизации

    Однако семья Щербаков недолго вкушала плоды богатства и цивилизации. До сих пор историки спорят о годе смерти Захара Федоровича. Одни считают, что он был расстрелян в Армавире в стенах НКВД в 1918 году, другие — что не был казнен и умер в 1932 году. 

    С приходом советской власти в  особняк вселились новые владельцы. На протяжении 75 лет здесь одна контора сменяла другую. Дом тем временем ветшал, парк приходил в запустение. 

    Ходили даже слухи, что особняк собираются разобрать, чтобы продать старинный кирпич. Поговаривали, что старинное здание хотели отдать под казино. 

    — С 1993 года дом стоял заброшенным, не отапливался, камины с изразцами, уникальными миниатюрами  и оконные стекла с витражами были разбиты, а все батареи отопления вырваны, — вспоминает отец Валерий. — Деревянные веранды  и террасы полностью прогнили, крыша протекала. Системы водоснабжения фонтана и пруда на территории усадьбы так и не были разгаданы, и использовать их по назначению не представлялось возможным. От оранжереи и беседки не осталось и следа. 

    Однако в 1981 году особняк деда Солженицына попал в список памятников архитектуры федерального значения, и по закону его не имели права ни ломать, ни перестраивать.

    Знамение

    В годы перестройки очередной владелец — НИИ тракторостроения — передал усадьбу опытно-производственному хозяйству «Ленинский путь». Но ОПХ и без того едва сводило концы с концами. Тогда директор «Ленинского пути» Григорий Рогинский обратился к местной православной общине. И 12 октября 1997 года в доме Щербака основали храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Директор ОПХ приобрел колокол, на котором сделали гравировку: «Дар от опытного хозяйства «Ленинский путь». 

    — Ленин и христианство — понятия несовместимые: вождь пролетариата был противником христианства, — говорит  протоиерей Валерий Скриганюк. — И колокола, рассчитанные на 50 лет, вдруг неожиданно лопнули. Для местных жителей это было как знамение. Колокола заменили другими, изготовленными на том же заводе, но без гравировки.

    Сегодня внутри здания от старинной отделки мало что сохранилось. Нет и росписи, лепнины на потолках, остались  лишь печные изразцы, которые бережно сохраняют. Но внешний облик усадьбы не сильно изменился. Шесть лет назад силами прихожан провели реконструкцию здания, изначально выполненного в готическом стиле с характерной формы окнами, небольшими башенками. 

    Прирожден к месту

    Александр  Солженицын в имении деда был в детстве несколько раз. Но  этого хватило, чтобы он навсегда полюбил эти места. «Я просто прирожден к этому месту», — говорил  Солженицын в 1994 году, когда после возвращения из эмиграции в США снова приехал в Новокубанск. 

    Писатель описал  усадьбу в романе «Август четырнадцатого»: «Столовая была расписана под орех, и ореховый же буфет огромный, а кожа мебели — лягушино-замшелого цвета. Лимонные деревья в кадках заслоняли окна в парк... Гималайские ели — главное его украшение. Сколько с ними было тревог, что не привьются: из великокняжеского крымского сада их везли уже большими, с комами земли в корзинах, и на каждой промечено было, какой стороной сажать на восток. Дальше вились сиреневая, каштановая, ореховая аллеи... со стороны железной дороги насадили тополей, бальзамических и пирамидальных, аллеями шириной на две встречных тройки...» 

    «Что в доме моего деда устроилась церковь — обливает теплотой мое сердце. Воздаяние дедушке за его праведную, широкодушную к окружающим жизнь… мой дедушка, погибший в застенках НКВД, был глубоко верующий человек — нельзя придумать лучшего использования его здания, чем для храма Божьего», — писал внук помещика Щербака Александр Солженицын.

    Сейчас краеведы хотят внести уникальное старинное здание помещика Щербака в мировую карту Солженицынских мест.

Поделиться в социальных сетях:
×

Напишите нам

Вы также можете предложить новость в WhatsApp: