Новости Армавира
58.89
60.9
Погода в Армавире:
облачно +18
день +22
вечер +20
09 : 11
21 мая, 2022

Армавирский историк восстановил ход боя казаков под деревней Федюково в Подмосковье

Снежана Годлевская

Битве за Москву в этом году 80 лет. Это первая крупная победа советских войск в Великой Отечественной войне и первое крупное поражение немецкого вермахта в ходе Второй Мировой. На подступах к столице сражались и бойцы 37-го кавалерийского полка 50-й кавалерийской дивизии, сформированной летом 1941 года в Урупских военных лагерях под Армавиром.

Новые факты о героическом сражении казаков под деревней Федюково в своей статье отразили исследователи Константин Скиба и Вячеслав Славко.

 Версия «нулевых»

Армавирец Константин Скиба со студенческих лет интересуется российским казачеством. Еще в начале 2000-х годов он начал изучать данные об участии кубанских казаков в боях под Москвой. Спустя годы, он понял, что эти сведения далеко неполные.

- В своей совместной работе с Вячеславом мы опирались на различные источники - журналы боевых действий, боевые донесения отдельных частей, наградные листы и прочие документы из Центрального архива Минобороны России. А для сравнения изучали и немецкие данные, - рассказывает Константин Скиба.

В недавно вышедшей научной статье «Эскадрон выбыл полностью...»: правда и вымысел о бое 4-го эскадрона 37-го кавалерийского полка под деревней Федюково 19 ноября 1941 года», он вместе с Вячеславом Славко приводит новые факты, сопоставляя их со статьей московского исследователя Николая Еремичева.

37-м кавполком командовал подполковник Антон Ласовский, а всей 50-й кавдивизией – полковник Исса Плиев. Прибыв на Западный фронт, в августе 1941 они вошли в состав кавалерийской группы генерал-майора Льва Доватора. Осенью, после начала немецкой наступательной операции «Тайфун», кавгруппа Доватора оказалась на пути главного удара вражеских войск.

- Именно тогда бойцы четвертого эскадрона 37-го кавалерийского полка повторили подвиг героев-панфиловцев, ценой своей жизни сдержав танковые удары гитлеровцев, так часто пишут в различных СМИ, - делится Константин Скиба.

Долгое время, после серии публикаций Н. Еремичева, считалось, что в бою 19 ноября за деревню Федюково бойцы 4-го эскадрона, не имевшие никакой артиллерийской и танковой поддержки, ценой своей жизни сдержали наступление немцев, прорывавшихся к Волоколамскому шоссе и дальше на Москву. В начале боя наши бойцы, осознавая неминуемую гибель, отпустили лошадей на волю и приняли на себя мощный вражеский удар. Они храбро сдерживали немцев огнем ручного пулемета и своих винтовок, уничтожив бутылками с горючей смесью 28 немецких танков. Однако к концу дня в ожесточенном сражении весь четвертый эскадрон погиб...

- Но, как оказалось, это не так. Такая картина боя – неполная и искаженная из-за отсутствия сведений, которые стали доступны после так называемой «цифровой архивной революции», которая дала исследователям широкий доступ к ранее малоизвестным документам и другим архивным источникам, - объясняет армавирский историк.

Армавирский историк восстановил ход боя казаков под деревней Федюково в Подмосковье
В первую крупную победу советских войск в ВОВ — битву под Москвой. Фото с: vk.com/arkmus. внесли свой героический вклад бойцы 37-го кавалерийского полка 50-й кавалерийской дивизии, сформированной летом 1941 года в Урупских военных лагерях под Армавиром.
  • Исследователь боя казаков под Федюково Константин Скиба продолжает собирать сведения и уточнять ход событий 80-летней давности. Фото Александра Ковязина.
  • При поддержке танков

    Исследователь Николай Еремичев в своей статье, вышедшей в 2010 году, «4-й эскадрон выбыл полностью...» сделал вывод о том, что эскадрон сражался в одиночку, имея пару ручных пулеметов Дегтярева, карабины, кинжалы и шашки, а также бутылки с горючей смесью.

    - Мы же в своей статье используем сведения из Центрального архива Минобороны, согласно которым в бою возле Федюково советских бойцов-кавалеристов, хорошо оснащенных противотанковыми средствами вроде ружей ПТР, поддерживали своим огнем машины 23-й танковой бригады. Также у кавалерийской группы генерала Доватора (50-я и 53-я кавалерийские дивизии) имелись и другие средства усиления: минометы, противотанковые пушки, установки реактивной артиллерии и даже один бронепоезд - рассказывает Константин Скиба.

    Доказательства тому Константин Скиба и Вячеслав Славко нашли и в немецких архивах. В журнале боевых действий немецкого 46-го танкового корпуса так описывается это сражение: «...враг защищается очень цепко у Федюково, также при поддержке танков... 19 ноября. 11-я танковая дивизия атакует Федюково, занятое сильным противником с танками. После взятия деревни Шелудьково, лежащей к югу от нее, в 12.00 наши слабые силы прорвались в Федюково, но были отброшены танками противника...»

    Восемь вместо 28

    Согласно положениям уставов Красной Армии, воинов-кавалеристов обучали ведению боя как в конном, так и в пешем строю, в том числе против бронетехники. Поэтому исследователи Константин Скиба и Вячеслав Славко считают неверным тезис Николай Еремичева о неподготовленности казаков к оборонительным боям против бронетехники.

    - В 50-й кавдивизии и в трех ее полках, были созданы отдельные истребительно-противотанковые группы – дивизионная и полковые. В архиве Минобороны есть списки бойцов 37-го полка, вошедших в состав такого подразделения. Они вооружались самозарядными и автоматическими винтовками, автоматами ППД, ПТР, бутылками с горючей смесью, противотанковыми гранатами и минами, - делится найденными сведениями Константин Скиба.

    Тем более что уничтожить 28 танков только бутылками с зажигательной смесью, как об этом писал Николай Еремичев, крайне трудно на практике. Смутившись этой цифрой, авторы статьи «Эскадрон выбыл полностью...»: правда и вымысел...» стали искать точные сведения об этом, установив, что в оригинале донесения командира 37-го полка А. Ласовского под № 174 от 22 часов 30 минут, которое ушло в штаб 50-й кавдивизии, стоит иная цифра - не 28, а 8 уничтоженных танков...

    По другим сведениям, которые подал командир 23-й танковой бригады, в бою за Федюково, и казаками-доваторцами, и танкистами, всего было подбито 11 вражеских танков. Да, сегодня точную цифру назвать очень сложно, но ясно одно, что 19 ноября наши воины-кавалеристы уничтожили никак не 28 танков...

    О лошадях и избах

    Казаки всегда берегли своих скакунов. Наверное, поэтому и родился исторический миф, что перед боем бойцы, пожалев, отпустили их на волю. На самом же деле лошадей, доверив коноводам, отправили в тыл. Об этом можно судить по донесениям командира 37-го полка от 9 часов 40 минут и 12 часов 15 минут 21 ноября 1941 года. В них же он упоминает о поисках части лошадей и коноводов, заплутавших при отступлении на новые оборонительные позиции.

    Также Н. Еремичев писал, что перед отступлением наши солдаты, не испугавшись трибунала, не стали сжигать деревню Федюково. А согласно документу из Центрального архива Минобороны, из журнала боевых действий следует, что деревня была сожжена. Но не 19 ноября, а на следующий день перед отступлением частей дивизии на новые позиции.

    - Но есть и третья версия. Когда армавирская делегация (ученики и их учителя из нашей казачьей школы-интерната) ездила под Москву на поминальные мероприятия на местах этих боев, потомки тех, кто жил в Федюково во время войны, рассказывали им, что в деревне уцелело несколько изб. И я склоняюсь к этой версии, чтобы не впадать в крайности, - говорит Константин Скиба.

  • Делегация от жителей Армавира каждый год приезжает на памятный митинг в Подмосковье, чтобы потомки знали об этом сражении как можно больше. Фото с: vk.com/arkmus.
  • Разная судьба эскадрона

    Нельзя считать верной и тезис о гибели всего четвертого эскадрона.

    Первым об этом заговорил военный моряк Филипп Богдашко – сын казака Николая Ивановича Богдашко, сражавшегося под Федюково. Его отец воевал до самого Дня Победы и вернулся с фронта живым. А теперь его имя, как погибшего у Федюково, стоит на памятной плите, установленной на местах тех боев...

    Неточность первоначальной версии возникла и в имени командира эскадрона.

    Из статей Николая Еремичева следует, что им 19 ноября командовал младший политрук Михаил Ильенко. Именно он и повел в бой 37 рядовых бойцов.

    Однако Константин Скиба и Вячеслав Славко в статье ссылаются на именной список безвозвратных потерь 3-й Гвардейской кавалерийской дивизии (бывшей 50-й кавдивизии) на период с 1 ноября по 1 декабря 1941 года. Там указано, что политрук Ильенко погиб еще 17 ноября в боях под деревней Иванцово...

    Сергей Севрюгов в своих мемуарах судьбу эскадрона описывал так: «...Когда прискакал офицер связи, посланный выводить четвертый эскадрон из боя, он нашел семерых оставшихся в живых солдат, все они были ранены». А все остальные воины погибли...

    Также есть версия о том, что к месту боя по водосточной трубе под дорогой смог добраться сын полка Александр Копылов, который никого из казаков не застал в живых.

    - Но согласно карте-схеме оборонительных позиций 37-го кавполка от 21 ноября, все четыре эскадрона заняли позиции в районе деревни Надежино.

    Также «погибший» 4-й эскадрон присутствует на другом документе – на карте-

    схеме обороны 37-го кавполка от 24 ноября 1941 года, - рассказывают в статье К.Скиба и В.Славко.

    Тем более, как мы уже сказали, майский День Победы 1945 года встретили семь выживших под Федюково бойцов четвертого эскадрона: гвардии старшина Богдашко Николай Иванович, гвардии рядовые Гончаров Степан Кириллович, Емельянов Абрам Николаевич, Козырев Василий Константинович, Коновалов Ефим Митрофанович, Шаповалов Василий Григорьевич и Шепелев Василий Николаевич.

    Не умаляя подвиг

    Авторы статьи «Эскадрон выбыл полностью...»: правда и вымысел...» отмечают, что четвертый эскадрон действительно какое-то время бился с немцами один, отрезанный от своих товарищей. Его безвозвратные потери составили тогда 11 человек. Это могло случиться, когда немцы атаковали из захваченной деревни Язвище и закрепились на западной окраине Федюково. Возможно, тогда подполковник Антон Ласовский, не получая своевременных сведений, отправил в штаб несколько ошибочных донесений о гибели в бою всего 4-го эскадрона.

    Вот одно их них: «21.30 часов. По уточненным данным потери 37-го полка составляют – 4-й эскадрон в количестве 24 человек полностью уничтожен. Эскадрон назад не отошел ни шагу...». Теперь, как мы уже знаем, сражаясь в окружении и, «не отойдя ни шагу», наши воины, потеряв 11 человек убитыми, все-таки смогли дождаться помощи.

    И она пришла - совместная контратака бойцов 37-го кавполка и трех машин 23-й танковой бригады, которые выручили окруженных казаков и выбили немцев из Федюково.

    - Подвиг казаков 37-го кавалерийского полка никто не умаляет. Теперь, благодаря новым данным, судьба бойцов 4-го эскадрона стала еще более героической, многие из них выжили и продолжили свою борьбу против немцев. Просто теперь мы знаем об этом сражении больше. А объективная картина исторических событий всегда ценнее, чем мифы и домыслы вокруг нее, - добавляет Константин Скиба.

Поделиться в социальных сетях:
×

Напишите нам

Вы также можете предложить новость в WhatsApp: