Новости Армавира
71.88
78.44
Погода в Армавире:
переменная облачность +8
утро +18
день +18
01 : 46
25 мая, 2020

Путешествие самовара

Реликвии. В Туле сестры искали подарок на юбилей отцу, а в результате нашли мужей.

Путешествие самовара
Каждый вечер в семье Любови Тарасовой собирались у самовара и пили вкусный душистый чай.
  • Любовь к чаю отца жительницы Армавира Любови Тарасовой легла в основу доброй многолетней традиции.

    В ее семье любят чай. Причем ни в коем случае не пьют пакетированный. Напиток пред­почитают заваривать, счи­тая, что только такой метод приготовления  раскрывает все великолепие чайного букета.

    Для английской королевы

    Любовь Тарасова родом из Мацесты, того самого места, где в СССР  культивировали чай. Ее отец Виктор Иванович Лапшин работал в колхозе «Знамя Советов».

    На его территории в 1947 году основали «Верхне-мацестинский совхоз», где начали осваивать культуру выращивания и обработки чая.

    С 1951 по 1953 годы на подготовленных плантациях культивировали китайский чайный сорт «Ки-мынь», позже его заменили грузинским «Колхида» и морозостойким «Мацестинским», который был выведен сочинскими селекционерами.

    Чистый и прохладный воздух в горах при довольно мягкой зиме позволил отказаться от применения пестицидов и неорганических удобрений. Чайные культуры выдерживали мороз до −17 градусов, а вредители не выживали в таких условиях. Мацестинский чай приобрел известность как наиболее северный из всех культивируемых в промышленных масштабах сортов.

    Сам Виктор Иванович, проработав пять лет в колхозе, ни разу не попробовал чай. В его семье предпочитали заваривать высушенные листья смородины и ветки вишни. Но в день своей свадьбы, когда гости приступили к торту, он впервые нехотя попробовал напиток. После этого чай стал не просто любимым напитком, а настоящим хобби. В семье в основном пили местный чай. Однако друзья и родственники часто привозили в качестве подарка индийский и китайский. Их мужчина, что называется, оставлял на последок и заваривал только в исключительных случаях.

    В 1980-х годах его двоюродная сестра даже умудрилась привезти в качестве гостинца по коробочке «Lipton», «Akbar Tea», «Brooke Bond» и самый первый в мире пакетированный «Twinings». Она работала врачом-терапевтом в Москве, и заграничный чай ей подарил пациент, который служил в дипломатическом представительстве.

    — До сих пор помню красивые коробочки этого чая, — вспоминает Любовь Викторовна. — Такие яркие, упаковочки глянцевые, из более качественного материала. Держишь в руках и открывать совсем не хочется, потому что таких диковинных вещей мы тогда не видели.

    Любимый чай английской королевы, тот что пакетированный, сильно отдавал привкусом бумаги. Из положения вышли просто: разрывали пакетики и заваривали его традиционным способом. Вот тогда чувствовались богатство и красота вкуса.

    Остальным видам чая семья поставила твердую четверочку. Упаковки, кстати, открыли не все сразу. Например, «Lipton» — через год после рождения первой внучки, а последний пакетик «Twinings» заварили в 1990-м году.

    — Мы любили коллекционировать чаи. Бережно хранили их. Те, что стоили подороже, хранили несколько лет. Ведь приятно не только пользоваться вещами, но и владеть ими, — поясняет Любовь Тарасова.

    В Тулу за самоваром

    У каждого коллекционера обязательно должна быть жемчужина его коллекции. Поэтому на 50-летие дочери решили подарить отцу настоящий тульский самовар. В те времена он был дефицитом, и ехать за ним женщинам пришлось на родину самоваров.

    — Мы тогда учились в саратовском медицинской институте. Мне было 20, а сестре Вере — 18 лет. Еще юные и наивные, не понимали, как устроен этот мир. Вот и попали в нелепые ситуации, — вспоминает женщина.

    Сначала девушки заблудились в Туле. Бродили три часа в поисках завода «Штамп». Проходили до шести вечера. Начало темнеть, а они сидели на автобусной остановке и тряслись от страха и холода.

    — Девчата, что трясетесь здесь? — отвлекла их от не слишком приятных размышлений пожилая женщина.

    Студентки рассказали, что искали завод и заблудились. Сара Авраамовна, так звали старушку, только улыбнулась и сказала, что они находятся на другом конце города. «Как вы так умудрились приехать? А ночевать где собираетесь?» — тревожно поинтересовалась она.

    Поговорив в девчатами Сара Авраамовна предложила им пойти переночевать к ней, но не за даром. Утром они должны будут сходить с ней на рынок, а в обед она посадит их на автобус, который напрямую отвезет на завод.

    Ничего другого сестрам и не оставалось. Старушка оказалась добродушной женщиной. Она накормила их сытным ужином, напоила кофейным напитком. С интересом расспрашивала о море, ведь сама никогда не видела его.

    Супружеская ссора

    Утром девушки, как и обещали, сходили с Сарой Авраамовной на рынок. Набрав сумки, они отнесли продукты домой  к женщине, а она проводила их на автобусную остановку и дождалась, пока юные путешественницы  не сядут в нужный транспорт.

    — А ну-ка, Витька, проводи девчонок до «Штампа», — скомандовала бабушка, увидев в автобусе молодого курсанта.

    Парень, хоть и нехотя, откликнулся на призыв помочь. Ехали долго. Сначала молодой человек был не многословен.  Но постепенно юноша  разговорился. Он оказался соседом Сары Авраамовны по подъезду. Учился в военной академии в Москве. Приехал к родителям на выходные.

    Сестры с любопытством расспрашивали его о Москве, а он рассказал им о чайхане и о том, какой вкусный там подают чай. Парень интересовался Сочи. Говорил, мечтает, чтобы после окончания учебы его направили служить на побережье Черного моря.

    Купить самовар на заводе не удалось. Еще на проходной сторож, округлив удивленно глаза, сказал: «Девчата, да вы что! Здесь заказы за два года подают».

    — Давайте поищем самовар в магазинах, — предложил Виктор, которому понравилась компания двух сестер.

    Молодые люди прогуляли до вечера, но желанную вещь так и не нашли. Сестры расстроились: подарок не купили, ночевать негде.

    Виктор пожал плечами. К себе домой их вот так запросто отвезти не мог, а просить Сару Авраамовну, чтобы пустила еще на одну ночь, было не удобно. Поэтому курсант предложил сестрам проводить их на вокзал. 

    По дороге перед местным универмагом они случайно увидели ругающихся мужа и жену. Женщина отчитывала свою вторую половину за то, что супруг потратил деньги на какую-то ненужную вещь. Ругалась так эмоционально, что по ее щекам текли слезы.

    — Женщина у вас все нормально? — с участием спросил Виктор, останавливаясь рядом.

    — Как тут все может быть нормально, когда он потратил последние деньги на ерунду! — эмоционально вскрикнула женщина.

    И рассказала, что супруг без ее ведома купил самовар. А в это время у их сына порвалось единственное пальто, и ходить ребенку теперь не в чем. Денег на новое нет, а в магазине отказались брать самовар обратно. Предложили его купить знакомым. «Но кому эта жестянка сто лет была нужна?!», — жалобно протянула женщина.

    — Так где самовар? — спросил Виктор, заметивший на лицах сестер нескрываемую радость.

    В итоге все остались в плюсе: семейная пара вернула свои деньги, а сестры купили подарок на юбилей отцу. Нести ценный груз разрешили Виктору.

    — Мы буквально прыгнули в уезжающий поезд, — вспоминает Любовь Тарасова. — И поблагодарить Виктора не успели и адресами не обменялись. Помню только как он шел за поездом и кричал: «Как вам написать можно?»

    Две семьи

    Но на этом приключения не закончились. Сестры вернулись обратно в Саратов, потому что нужно было сдавать последние экзамены.

    Жили они на квартире у дальней родственницы. Денег за проживание она не брала, но девушки помогали ей по хозяйству.

    За Любовью ухаживал двоюродный брат главы семейства, местный участковый. Алексей часто приходил в гости и по вечерам пил с родственникам чай.

    Как-то раз он рассказал, что в их районе появился домушник, ворующий ценные вещи, и пошутил по поводу сохранности привезенного из Тулы самовара. Люба и Вера не восприняли его слова всерьез.

    Через три дня, вернувшись домой, сестры обнаружили, что квартиру родственницы ограбили и унесли самовар. «Значит, найти вора и вернуть самовар — дело чести, иначе как я попрошу твоей руки у будущего тестя?» — заявил Алексей.

    Через два дня самовар и остальные похищенные вещи нашли.

    — Когда дарили самовар папе, чуть не плакали от счастья, — вспоминает Любовь Викторовна. — Через полгода я вышла замуж за Алексея. Спустя два года моя сестра по распределению попала в Батуми и там по чистой случайности встретила Виктора. Через год они поженились. Родители хотели подарить им самовар на первую годовщину свадьбы, но те нервно рассмеялись и сказали, что видеть его не могут после всех наших «приключений».

    За чашкой чая

    Виктору Ивановичу очень понравился подарок на день рождения. Он всегда с гордостью демонстрировал его гостям и обязательно хвастался тем, что благодаря этому предмету домашней утвари обе дочери нашли спутников жизни.

    Когда у Любови и Веры появились дети, то вместе с ними они  часто приезжали в гости к родителям, где собирались за семейным столом. Чай из самовара был обязательной составляющей таких встреч.

    — Помню однажды почему-то самовар не поставили. И моя младшая дочь Оля расплакалась так, что пришлось доставать его из шкафа. Семейные посиделки за чашкой чая действительно сближают людей. В нашей с Алексеем семье тоже существует такая традиция. Мы каждый вечер с мужем и детьми обязательно заваривали чай и ели что-то сладкое, обсуждая события прошедшего дня. Сегодня самовар хранится у меня — родители уже очень старенькие, и мы с мужем забрали их к себе. Перевозя их, самовар оставили у них дома, но через полгода отец попросил привезти его.

Поделиться в социальных сетях:
×

Напишите нам

Вы также можете предложить новость в WhatsApp: