Новости Армавира
76.35
89.25
Погода в Армавире:
ясно +14
утро +25
день +29
05 : 11
24 сентября, 2020

Моонзунд Ивана Тура

Екатерина РЕШЕТНИКОВА

Родственники красноармейца восстановили хронологию последних дней его жизни.

Моонзунд Ивана Тура
В этом году портрет отца Елизветы Икряновой, участвовавшего в обороне Моонзундского архипелага, демонстрировали в онлайн-акции «Бессмертный полк». Фото Александра Ковязина.
  • Елизавета Икрянова — учительница из Армавира, родившаяся в 1941-ом, каждый год идет в Бессмертном полку с портретом своего отца Ивана Тура, который пропал без вести в начале Великой Отечественной войны на Моонзундском архипелаге Рижского залива. Потомки красноармейца много лет восстанавливали хронологию последних дней его жизни.

    Обреченные

    Архипелаг известен тем, что отсюда 8 августа 1941 года советские бомбардировщики совершили первые воздушные налеты на Берлин. Рядовой 36-го отдельного инженерного батальона ­войск Северного укрепленного сектора Береговой обороны Балтийского района Краснознаменного Балтийского флота Иван Тур в вылетах не участвовал. Он строил береговые батареи, долговременные огневые точки и в сентябре-октябре 1941-го в числе 23 663 солдат оборонял острова от немецко-фашистских захватчиков.

    Участь советских войск, находившихся на эстонских островах в тылу врага, была предрешена. Дети и внуки Ивана Тура смогли побывать на месте его предполагаемой гибели спустя 71 год. Острова Сааремаа (Эзель), Хийумаа (Даго), Муху, Вормси, входящие в архипелаг, они объехали за пять дней. О событиях воен­ных лет красноречиво говорили многочисленные береговые укрепления, доты. Около одного такого памятника войны на острове Хийумаа потомки Ивана Тура сфотографировались. Может, именно здесь роковая пуля настигла их отца, деда, прадеда?

    Ванечка

    Елизавета Икрянова своего отца не видела, но у нее все время было впечатление, что он незримо присутствовал рядом. Наверное, это во многом благодаря маме, которая хранила верность мужу и ждала его всю свою жизнь. Последними ее словами были: «Ванечка, Ванечка...»

    Ивана Тура призвали в армию в 1939 году во время советско-финской войны. Молодой парень только что окончил Краснодарский педагогический институт и получил диплом учителя русского языка и литературы. У него подрастал сын, любимая жена носила под сердцем второго ребенка. Казалось, что впереди у них только хорошее и светлое. Сделанная на острове Даго 5 июня 1940 года фотография и письма домой были наполнены спокойствием, нежностью и уверенностью, что скоро молодая семья воссоединится.

    И даже тогда, когда Иван понимал, что погибнет, он 11 сентября 1941 года писал под обстрелом: «Долго всматриваюсь в фотокарточки твои и Генкину, где он на стуле стоит. Сколько воспоминаний. В эту ночь один командир без умолку рассказывал мне о себе. В подобных случаях в связи с разговором часто испытываю одно чувство — полную удовлетворенность в тебе. Точнее сказать, меня никогда не посещало сожаление, что жена у меня ты, а не другая. Я никогда не разочаровывался в тебе. Случай дал мне прекрасную жену.

    Тоня, уже тревожусь: почему нет писем от тебя и родных. Пишу уже по-третьему. Письма нерегулярно и изредка ­привозят и теперь, но не мне. Не случилось ли чего с вами?»

    Дед погиб

    «Вызывает определенное изу­­м­ление датировка последнего письма Вашего деда, — говорилось в переписке занимавшегося поиском пропавших без вести на архипелаге красноармейцев Константина Стрельбицкого с внучкой солдата. — Почта с Большой землей не действовала уже с конца августа, хотя в октябре и были отдельные полеты туда самолетов из Ленинграда и обратно». Далее Константин сообщал: «Могу с уверенностью говорить, что ваш дед погиб в борьбе за остров Даго в промежутке между 12 и 21 октября 1941 года. Никаких именных захоронений 1941 года на острове Хийумаа нет, да и быть не могло: после оккупации острова наших погибших по приказу немцев хоронили эстонцы и пленные — тут было не до идентификации тел».

  • Последний снимок Ивана Тура (справа), сделанный 5 июня 1940 года во время прохождения службы на острове Даго. Фото из архива семьи Тур.
  • Первый авианалет 

    Мало кто знает, что первый авианалет на Берлин отрядом бомбардировщиков из состава авиации Краснознаменного Балтийского флота был совершен в августе 1941 года. Удивительно, почему этот героический момент в истории Великой Отечественной войны не вдохновил ни одного кинорежиссера снять художественный фильм? 

    Ровно через месяц после начала войны немцы стали бомбить Москву. Министр пропаганды нацистской германии Йозеф Геббельс поспешил доложить Гитлеру, что советская авиация разгромлена, моральный дух Красной Армии и народа подорван. Тогда Сталин принял решение нанести ответный удар по Берлину и его военно-промышленным объектам с острова Сааремаа, где базировался небольшой аэродром Кагул Балтийского флота. Операция готовилась в режиме повышенной секретности. Топливо и авиабомбы доставляли из осажденного немецкими войсками Таллина по заминированному Финскому заливу.

    После нескольких пробных полетов в ночь на 8 августа тринадцать экипажей поднялись в воздух, из них пять самолетов отправились прямиком на Берлин, остальные бомбили его предместья. Единственной их защитой от зенитных орудий была высота. 

    Немецкие наблюдатели дежурных постов приняли советские самолеты за свои и стали сигнализировать им, приглашая сесть на ближайший аэродром Берлина. Город хорошо освещался, поэтому штурманы советских экипажей без труда навели самолеты на военные объекты. Немцы опомнились через 40 секунд, что дало советским самолетам возможность уйти без потерь.

    Фашисты были уверены, что бомбили их 150 самолетов Великобритании, на что последовал ответ: «Германское сообщение о бомбежке Берлина интересно и загадочно, так как 7-8 августа английская авиация над Берлином не летала». Только тогда Гитлер понял: авиаудары нанес Советский Союз. За первым последовали и другие налеты, которые продолжались до 5 сентября.

  • Последнее письмо красноармейца Ивана Тура, которое получила его семья, бережно хранится в папке Памяти о нем. Фото Александра Ковязина.
  • Лебеди

    8 сентября 1941 года началась высадка немецкого десанта на Моонзундский архипелаг. Советские воины дрались в полном окружении, ожесточенно, до последнего снаряда, переходя с острова на остров. Даго, где воевал Иван Тур, был последним по плану захвата. Операция по его завоеванию началась 12 октября и продолжалась около десяти дней. Красноармейцы бились за каждый клочок земли. Советское командование успело эвакуировать в Швецию 570 человек, но Иван Тур в списках не значился. Данных о том, что он мог остаться в живых, нет.

    — Мой дед не спасся, — рассказала его внучка Ольга, собирающая информацию о деде. — Когда наша семья в 2012 году посетила остров Даго, на самой его северной точке, где стоит маяк, я не могла сдвинуться с места. Ветер пронизывал холодом, а я смотрела вдоль берега, будто ожидая чего-то. И вдруг на волнах залива увидела пару белых лебедей, которые, покачиваясь на волнах, склонили друг к другу свои красивые длинные шеи. Мы с отцом замерли. Лебеди покачались минуту-другую и, взмахнув крыльями, взлетели вдоль берега, удаляясь от нас... Не знаю, так ли это, но в тот момент я почувствовала, что душа моей бабушки наконец-то встретилась с дедушкой, и мы могли уезжать с архипелага.

Поделиться в социальных сетях:
×

Напишите нам

Вы также можете предложить новость в WhatsApp: